Независимый общественный портал о беспристрастном судебном мониторинге
×
Календарь заседаний

«Милиционер отказался брать заявление, сказав, что скинхедов в России нет»

Санкт-Петербургский городской суд продолжает рассматривать дело по обвинению члена националистической группировки «Линкольн-88», скрывавшегося от следствия. В 2007 году Катков входил в группу из 22 человек в возрасте от 17 до 23 лет, которая нападала на выходцев из районов Кавказа и Средней Азии. Организатор банды Андрей Линок за 12 нападений и два убийства был приговорен к 9 годам колонии, 9 его подельников – к различным срокам лишения свободы от 4 до 7 лет, остальные были осуждены условно или освобождены от уголовного преследования по истечению сроков давности. Катков тогда скрылся от следствия, но в мае 2018 года был задержан. Следствие предъявило ему обвинение по ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство, совершенное организованной группой лиц) и по ч. 2 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти или вражды с применением насилия).

По данным следствия, Катков участвовал в одном убийстве, а также в четырех нападениях на лиц неславянской внешности, в том числе в избиении пресс-секретаря правительства Республики Тыва Саяны Монгуш. Кроме нее потерпевшими по делу Каткова, по данным следствия, являются граждане Армении и Узбекистана (о показаниях некоторых из них мы рассказывали ранее).

На заседании 29 октября по видео-конференц-связи в Кызылском городском суде дала показания потерпевшая Саяна Монгуш. Судья Шипилов разъясняет права:

– Вы можете участвовать в допросах, прениях, знакомиться с протоколом и подавать замечания, обжаловать итоговое решение суда, имеете право на возмещение расходов на дорогу в суд, если пожелаете присутствовать, имеете право получать информацию о передвижении осужденного, а также предупреждаетесь об ответственности за дачу ложных показаний.

Прокурор просит рассказать Монгуш о событиях 1 декабря 2007 года.

– Я ехала в метро, в вагоне ко мне пристали двое молодых людей, начали оскорблять и говорить угрожающие фразы на немецком и ломаном английском, означающие примерно «черная сука, вон из страны». Когда они подошли ко мне, я встала и сказала – «Только попробуй» – тогда они поняли, что я русская, сказали «Зиг хайль» и вышли. На следующей станции они толпой бросились ко мне, их было человек семь. Я, получив удары, упала на пол и уползла в другой конец вагона, пыталась спрятаться за ноги людей. Я держалась за дедушку и просила его не выдавать меня. Я слышала, как избивали таджика, который был рядом со мной, единственный, кто не отошел от меня, когда они напали. Лица их были закрыты. На станции «Проспект Просвещения» я вышла из вагона последняя, собрала рассыпанные по полу вещи, поднялась к дежурному и попросила принять заявление, что на меня напали скинхеды – тогда было много нападений уже, и я понимала, кто они. Он отказался брать заявление, сказав, что скинхедов в России нет. Всю ночь мы с друзьями ездили по городу, снимали побои, подавали заявление.

Отвечая на вопросы, потерпевшая Монгуш уточнила:

– Нападение произошло в дневное время. В тот день я ездила в буддистский храм заказать молебен по умершему брату. Я возвращалась с пресс-конференции из Москвы, и в это время у меня умер брат, поэтому я приехала в Петербург из Москвы. До 12 часов примерно молебен длится, потом я пообедала и поехала на метро. Вагон был пустой, это был день тишины накануне выборов. Нападавшие были молодые, возраста моих сыновей, подростки. В черных куртках с капюшонами, они были одеты специфично. Я знала, что существуют скинхеды, и сразу поняла, что это они. У нас в Москве хоронили убитых студентов. Мне нанесли 4-5 ударов, на мне был пуховик, на котором остались отпечатки рифленых подошв, на груди, на бедрах, на животе. Нападение произошло мгновенно, они гурьбой налетели. Указать, что это был именно Катков, я не могу: прошло много времени, и нападавшие закрывали лица, я не видела, кто наносил мне удары.

Прокурор попросил огласить показания Монгуш, данные на предварительном следствии, поскольку в них содержатся существенные уточнения. Допрос от 10 апреля 2008 года:

– В вагон вошли два человека: один – 17 лет, телосложение среднее, лицо круглое, синие джинсы, черные ботинки в стиле «Камелот», куртка с капюшоном, второй – 19 лет, волосы короткие, рост 172 см, кожаная черная куртка, вязаная шапка. Запомнила только первого, смогу его опознать. Они обошли вагон, подошли ко мне, стали оскорблять «Вон из России», «Россия для русских», «Чурки, вон из России». Я встала, начала фотографировать, успела сделать около пяти снимков, могу предоставить следствию. На «Петроградской» они вернулись в сопровождении около семи человек, прически у них были одинаковые, все вошли в среднюю дверь, парень крикнул «Вот она» – и они двинулись ко мне, молча стали бить ногами, кто-то еще бил по голове – около 4 ударов.

Все ушли, кроме молодого человека рядом, который стал кричать «Что вы делаете». Когда я пробиралась по вагону, мне нанесли еще около восьми ударов. На мой крик вызвать милицию никто из пассажиров не откликнулся. Молодого человека били 6-7 человек по 3 удара каждый. Поняв, что никто нам не поможет, я перестала кричать и спряталась за пожилого человека. Когда я обратилась в милицию, один из пассажиров подошел ко мне со словами, что записал все на телефон и может быть свидетелем.

Потерпевшая подтвердила свои показания, сказав, что тогда помнила события лучше.

– Как я могу расценивать ваши слова «указать, что это был Катков, я не могу»? – вступил с вопросами адвокат Мансуров.

– Я не видела лицо, я могла только первого человека узнать.

– Катков, можно вас попросить привстать и представиться? – говорит судья.

– Катков Сергей Николаевич.

– Видите подсудимого?

– Нет, камера стоит фиксированно на судью.

– Мы не проводим опознание в принципе. А вы смогли бы узнать Каткова как одного из тех, кто был в вагоне? – меняет вопрос председательствующий.

– Нет, люди были с закрытыми лицами.

– Из предъявленного моему подзащитному обвинения следует, что Катков вам нанес якобы… – защитник начинает вопрос.

– Без вот этого вот давайте, – делает замечание судья.

– Имеете вы какие-то претензии к моему подзащитному?

– Поскольку он был в группе… – Монгуш не может закончить свой ответ, поскольку адвокат ее перебивает, и судья делает ему второе замечание. – Я его в лицо не опознаю, но если он был в составе группы… Он хотел меня убить.

– Вину будет определять суд. Вы можете предъявлять претензии к моему подзащитному? – не останавливается адвокат.

– Если он был одним из нападавших, претензии у меня остаются.

После допроса потерпевшей прокурор ходатайствовал о принудительном приводе Буткаса Дениса, свидетеля, не явившегося несмотря на повестку.

Потерпевшая Саяна Монгуш говорит, что хотела бы принимать участие в слушании дела, если для этого есть техническая возможность.

Судья, учитывая пожелание потерпевшей, согласовывает дату следующего заседания с Кызылским судом – следующее слушание 19 ноября.

Отправить

Ваш адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Играть в мониторинг

Волшебники тоже ходят в суды. Узнай, как это происходит.

© 2019-2021 Независимый общественный портал о беспристрастном судебном мониторинге