Независимый общественный портал о беспристрастном мониторинге судов
×
Календарь заседаний

Дело о расстреле омоновцев

1 октября заседание наблюдали трое мониторов. В начале слушания пристав попросил «студентов пересесть на задний ряд, чтобы вперед сели подсудимые, так как защитники не хотят сидеть рядом с ними». Обвиняемые Нусимович, Геворкян и Левинский разместились в первом ряду на местах для слушателей.

Председательствующая спрашивает Левинского, с каким из адвокатов он заключил соглашение – Демидовой или Атташенко. Подсудимый говорит, что не заключал, и просит оставить обоих защитников по назначению. Адвокаты поддерживают его позицию, один из прокуроров возражает, так как «достаточно одного адвоката». Суд определил оставить обоих защитников ввиду сложности и большого объема уголовного дела.

Суд напоминает сторонам о допущенных нарушениях при первом рассмотрении дела:

– В ходе судебного следствия защитой допускались нарушения требований ст. 252 УПК, согласно этой статье в суде не рассматриваются никакие иные факты, кроме тех, которые были предъявлены в обвинительном заключении. Однако до присяжных доводилась информация, не относящаяся к обстоятельствам дела, не подлежащая исследованию с участием присяжных, а также отрицательные характеристики правоохранительных органов, которые ставили под сомнение законность получения доказательств: подсудимые давали показания под принуждением, следователь и оперативные сотрудники совершали противоправные действия, фальсифицированы доказательства. Также сообщались сведения о личности потерпевших, формировалось негативное отношение к ним. Обвиняемый Нусимович искажал показания потерпевшей, пререкался с председательствующим, оказывал давление на коллегию. Также он оказывал давление на потерпевшую, спросив, не боится ли она уголовной ответственности. Аналогичные нарушения допускал подсудимый Левинский.

Затем суд определил порядок исследования доказательств, допроса потерпевшей и свидетеля. Прокурор заявил ходатайство об исследовании вещественного доказательства – компакт-диска. 

В зал вошли 20 присяжных заседателей.

Прокурор Михайлов произнес вступительную речь:

– Обвинение изложено более чем на 150 страницах. Подсудимый Нусимович обвиняется в создании вооруженной группы, в которую вошли Левинский и Геворкян. Не позднее 4 декабря 2015 года данная группа совершила разбойное нападение на сотрудников транспортного ОМОНа Яблокова и Барханова, а также потерпевшую, которые находились в автомобиле УАЗ. В ходе нападения Левинский убил выстрелами из автомата Яблокова, а также ранил Барханова. У потерпевшей похитили средства на сумму не менее 24 млн рублей, которые везли на стройплощадку ООО «Центр долевого строительства». Геворкян при нападении поджег автомобиль ГАЗель, от которого загорелся УАЗ. Он также обвиняется в хищении государственных регистрационных номеров с целью конспирации. Нусимович – в незаконном приобретении и хранении пистолетных патронов.

После обвинения вступительные речи произнесли защитники.

Адвокат Фролов, защитник Нусимовича:

– Защита не отрицает фабулу события, однако подзащитный полностью отрицает свою причастность к преступлению, но признает, что хранил два патрона. Если бы все было однозначно, у подсудимых не было повода обращаться к суду с участием присяжных. У Нусимовича не было никакой информации для совершения нападения.

Защитник просит присяжных обратить внимание, на то о каком числе нападавших будут говорить очевидцы, какое они назовут оружие, что было найдено при осмотре места происшествия. «Той картины, о которой говорит гособвинитель, после всестороннего изучения доказательств не возникнет». Просит присяжных оставить всю ранее слышанную информацию о деле за пределами зала. Председательствующая прерывает Фролова и говорит, что обратиться к присяжным с разъяснениями — прерогатива суда.

Защитники Нусимовича и Левинского дублируют Фролова, их обращения к присяжным также прерваны судом. Председательствующая просит присяжных не принимать во внимание обращения защиты, поскольку это попытка влияния.

Защитница Смирнова: “Геворкян не имеет отношения к нападению, похищению и уничтожению госномеров. Обвинение противоречиво и необоснованно”.

Показания потерпевшей Дарьи Александровны:

– С подсудимыми не знакома. Утром 4 декабря 2015 года выехала с сотрудниками ОМОНа на стройплощадку в Мурино, чтобы выплатить зарплату рабочим. Утром созвонилась со своим братом, он просил перезвонить, когда приедет в отряд ОМОН. Приехав, позвонила Яблокову — ее встретил Барханов, привел в кабинет Яблокова, где находилась сумка с канцелярскими принадлежностями, счетной машинкой, ежедневником. Затем втроем поехали на служебной машине, потерпевшая позвонила брату — договорились встретиться рядом со стройкой. Когда он приехал, пересела к нему в машину, он сложил деньги в сумку и помог донести до УАЗа, в котором были Яблоков и Барханов. Когда подъезжали к стройке, потерпевшая ощутила торможение — дорогу перекрыла ГАЗель. 

Женщина находилась на заднем сиденье и смотрела в телефон, поэтому не сразу поняла, что случилось. Яблоков закричал «Стоять!» Начались выстрелы, потерпевшая спряталась за сиденье Яблокова. Когда наступила тишина, открылась дверь, и на женщину направили автомат — она закричала: «Не убивайте!» Человек в маске забрал сумку с деньгами и ушел, ощутила копоть и запах дыма. Вылезла из машины и побежала к людям на стройке, два человека вытащили сотрудников ОМОНа. Барханов горел — его потушили и начали оказывать помощь. Произошло два взрыва, все было в огне, ГАЗель засыпали песком. За потерпевшей приехал брат и увез домой. Сотрудники ОМОНа следили за порядком при получении рабочими зарплаты. Представитель строительной компании проверял у рабочих документы, есть ли у них разрешение на работу. Кому принадлежали деньги и как они поступали брату, потерпевшая не знает.

Адвокат Фролов попросил огласить показания потерпевшей в связи с противоречиями. По ходатайству оглашается протокол допроса от 4 декабря 2015 года. Потерпевшая показывала, что видела в кабине ГАЗели двух человек — сейчас говорит, что вообще туда не смотрела. В прежних показаниях речь шла о 7 млн рублей, сейчас — 24 млн рублей. Потерпевшая поясняет противоречие в сумме тем, что находилась после произошедшего в шоковом состоянии, допрос производился в тот же день.

После допроса обозревается компакт-диск с видеозаписью, изъятой у свидетеля Григорьева. Подсудимые пересаживаются к адвокатам. Слушателям экраны не видны, звука на записи нет. Судья говорит, что нужно улучшить воспроизведение, и объявляет перерыв на 10 минут. После перерыва продолжает просмотр видео, потерпевшая подтверждает, что на записи видно место происшествия.

Допрос свидетеля Андрея Александровича 1979 г.р., брата потерпевшей. Мужчина подтверждает показания сестры. Поясняет, что в 2013 году к нему обратился некий Алексей с просьбой организовать выдачу зарплаты сотрудникам. Свидетель отказался и «предложил вариант с ОМОНом» — это было нелегально.

Прокурор спрашивает свидетеля о похищенной сумме, вопрос начинает комментировать подсудимый Геворкян:

— Да вы на бумажке ему дайте, пусть читает, что говорить.

— Геворкян, вы уже два часа спорите о сумме, при этом утверждаете, что вас вообще там не было, — прокурор.

Председательствующая просит стороны не пререкаться.

Заседание отложено до 3 октября.

Отправить

Ваш адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

© 2017 Независимый общественный портал о беспристрастном судебном мониторинге