Независимый общественный портал о беспристрастном мониторинге судов
×
Календарь заседаний

“Я отрицаю домыслы следствия”

Когда:
17.10.2019 весь день Europe/Helsinki Часовой пояс
2019-10-17T00:00:00+03:00
2019-10-18T00:00:00+03:00
“Я отрицаю домыслы следствия”

Защитница Аброра Азимова Даржиева ходатайствовала об отложении заседания для ознакомления с материалами дела и подготовки правовой позиции, поскольку недавно вступила в дело. Суд обращает внимание, что Даржиева в течение месяца знакомилась с материалами дела по три часа в день – данные получены от приставов.

– Чем вы были заняты все остальное время? – спрашивает председательствующий.

– Остальное время я составляла правовую позицию, у меня работа так устроена.

– Мне придется составить справку о графике вашей работы и направить в коллегию.

– Данный адвокат вошел в процесс по договору, – высказывается Дроздов, – Но суд лишен возможности предоставлять дополнительное время для ознакомления. Я приходил и сидел до ночи и даже сейчас не ознакомился в полном объеме. Ознакомление это не время прочтения, это еще и время раздумывания, осознания и принятия решения. Адвокатская защита это своего рода творчество, нужно иметь соответствующее настроение…

– Так, достаточно, присаживайтесь.

– Времени было предоставлено достаточно, – комментирует обвинение, – три недели.

Ходатайство Даржиевой оставлено без удовлетворения.

Обвинение просит огласить заключение эксперта по протоколу допроса Акрама Азимова 8.11.2017. Ходатайство удовлетворено. “Уровень владения русским языком – выше среднего. Признаков коммуникативного давления со стороны собеседников, следователя, адвоката, нет. Во фрагментах речи о поездках в Турцию, похищении и помещении неизвестными лицами в подвал, присутствуют признаки неполноты информации, логическая и временная несвязность. Выводы: признаки заучивания информации отсутствуют, выявлены признаки частичной предварительной подготовки отдельных высказываний, признаки недостоверности озвучиваемой информации”.

Азимов просит просмотреть видеозапись задержания. Обвинение считает это злоупотреблением правом и затягиванием процесса. Суд в ходатайстве отказывает.

Затем состоялся допрос Аброра Азимова:

– Гражданин России с 2014 года, приехал в Москву в 2011 году, устроился на работу в ресторан. Ездил к родственникам в Турцию в 2015 году

Исповедует традиционный ислам. С Ахмадом познакомился в 2014 году, когда тот искал авиабилеты – Азимов перепродавал билеты. По версии следствия Ахмад – это Махбубов, но Азимов это отрицает, общение с ним не поддерживал, о принадлежности к террористической группировке не знал. Джалилова Азимов не знал. Сим-карту, с который Ахмад несколько раз звонил Джалилову, купил и активировал Азимов по просьбе Ахмада.

– После задержания около часа меня везли, спустили по ступеням, приковали к трубе и стали допрашивать. Когда сказал, что не узнаю на фотографии человека, ощутил удар током, стали бить по голове со словами “хорошо смотри”. После пыток в конце концов я сказал, что признаюсь, в чем нужно. Рассказывал, куда еще ездил, кого и где встречал. Примерно спустя две недели вывезли, показали тропинку, по которой нужно идти – там подошли и скрутили, начали чем-то тереть, спрашивали имя и фамилию. Сотрудники вели видеозапись. Когда сказал, что знаю причину задержания, сняли второй дубль со словами, что причина задержания мне неизвестна. Но в СМИ показали первую видеозапись. В Следственный комитет привели люди в масках, которых до этого видел в подвале – там были Жигулин, адвокат и переводчик. Следователь сказал, что я обвиняюсь по делу о теракте. Утверждали, что придерживаюсь радикальных течений ислама.

Данные Жигулину показания Азимов не признает. Врач в ИВС зафиксировал во время осмотра синяки, гематомы, следы от ударов током, ожоги, и отказался “так принимать”. Сотрудник Мустаков, который сопровождал Азимова, сказал врачу записать со слов задержанного, что повреждения получены во время падения. Также подсудимый отрицает, что его голос есть на аудиозаписи телефонного разговора. Не признает себя организатором теракта, какое-либо участие в организации и исполнении теракта отрицает.

Защитница Канцерова просит суд приобщить характеристики Азимова с места жительства:

– Вероника Петровна: с середины февраля 2010 года Аброр арендовал киоск, делал продукты быстрого приготовления. Ему присущи качества трудолюбивости, доброжелательности, является человеком с высокими моральными качествами, пользуется уважением, очень хозяйственный, в квартире всегда чисто.

Несколько характеристик из деревни Шульгино, где живет семья Азимова:

– Аброр приехал помогать родителям с обустройством, вежливый, трудолюбивый… Очень уважает родителей, любит жену и дочку, ничего отрицательного сказать не можем… Семья Азимовых малоимущая, доход ниже среднего, больная дочь.

Суд приобщает характеристики к материалам дела.

– Азимов, я правильно понимаю, что вы признаете совершение действий, но отрицаете преступный умысел? – спрашивает обвинение.

– В общих чертах – да.

– В Турцию вы ездили?

– Да.

– С Ахмадом знакомы?

– Да, но это не Махмудов.

– Вы активировали сим-карту 21 марта?

– Да.

– Но все это делали без преступного умысла?

– Да, я отрицаю домыслы следствия.

– Карту, где обнаружили схемы изготовления СВУ, у вас изъяли?

– Карта была у меня в телефоне, но файлов этих не было. Следователь положил сим-карту и карту памяти в отдельный пакет после изъятия.

– Соединения вашего телефона с номером Джалилова 1-2 апреля имели место?

– Я этой сим-картой не пользовался, она не была вставлена ни в какой телефон.

– Кто такой Фархуд?

– Мой знакомый.

– Вы помогали ему удалять штампы из паспорта?

– Нет, я помогал ему только в заселении.

– Зачем переводили деньги Ахмаду?

– Он просил на оформление документов.

– Для чего вы активировали сим-карту?

– По просьбе Ахмада.

Отправить

Ваш адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

© 2017 Независимый общественный портал о беспристрастном судебном мониторинге