Независимый общественный портал о беспристрастном судебном мониторинге
×
Календарь заседаний

Апелляция по делу Кадетовой: «позор суду!»

8 мая 2018 года судья Русанова Юлия Николаевна рассматривала апелляционную жалобу координатора петербургской «Весны» Анастасии Кадетовой (Семеновой) на постановления судья Калининского райсуда Терещенко о наложении административной ответственности по статьям 19.3 и 20.2 КоАП РФ за несение флага 1 мая.

Рассказ наблюдателя:

Прокурора в зале нет (сторона обвинения не участвует в делах административно задержанных). На экранах показывают видеозапись с митинга.

– Это вы на видео? – спрашивает судья Русанова.

– Да, ваша честь, – отвечает Семенова.

– Это вы с флагом шли?

– Да.

Продолжается просмотр видеозаписи с задержаниями около Гостиного двора: несколько полицейских волочат молодого человека к своей машине.

– Это вы кричите «позор», насколько я слышу? – уличающе-укоризненным тоном произносит судья.

– Да, ваша честь, я.

– Я хочу посмотреть свойства файлов, – говорит Сергей Голубок. – Этих файлов не было в суде первой инстанции. Они назывались в суде первой инстанции по-другому.

– Вы хотите сказать, что в суде второй инстанции они были созданы?

– Да, да! В суде второй инстанции этот диск был переписан, и добавлены файлы, которые, по мнению суда, подтверждают виновность Семеновой, потому что суд у нас тут занимается сбором доказательств.

Секретарь открывает свойства файлов. Голубок говорит, что именно нужно смотреть.

– Дата 5 мая 17:16. Я увидел то, что нужно, – защитник Голубок. — Замечательное сегодня у нас заседание, намного интересней, чем обычно.

– Отлично, смотрите все, что надо, все доказательства предъявляются. Какие у вас дополнения по видеозаписи?

– После того, как суд первой инстанции закрыл заседание, конверт, в котором находился диск, не опечатывался, не упаковывался и нет никаких подтверждений, что третьи лица не имели к нему доступ. В суде первой инстанции файлы назывались цифрами, которые назначает система. Кто-то специально собрал файлы, где изображена Семенова. И почему-то считается, что сам факт нахождения моей подзащитной на видеозаписи ее как-то изобличает.

Кроме того, в свойствах файлов, где изображена Семенова, написано, вот например, «5 мая 2018 в 17:16», в то время как, согласно материалам дела, она была задержана в 16:15.

Настройки файлов были изменены, эта видеозапись не могла быть сделана в указанное в свойствах файлов время, что еще раз подтверждает, что эти доказательства специально подготовлены. Тем не менее мы считаем, что видеозаписи полностью подтверждают версию Семеновой: она шла по тротуару и высказывала свое мнение. Да, она кричала, несла флаг, это было шествие, никто этого не отрицает. Но для статьи 19.3, по которой в отношении моей подзащитной составлен протокол, нужно установить требование сотрудника полиции, обращенное к гражданину – на видео мы этого не видим. Зато хорошо видим, как сотрудники полиции подбегают к идущим по тротуару людям и выхватывают кого-то. Выбрали Семенову потому, что, видимо, сочли флаг подходящим для задержания. Мы видели, как полиция действовала, не предъявляя никаких требований к демонстрантам, как это требуется для подтверждения законности ее действий. Никому не давали реальной возможности отреагировать и прекратить «противозаконные действия». Согласно материалам дела, у Семеновой была ровно минута, чтобы прекратить участие в шествии, но мы видим, что не было и секунды, как и у других сотен задержанных.

Это видео подтверждает массовое преступление полиции против народа.

Применение физической силы без надлежащих причин, ограничение конституционного права на участие в массовом мероприятии – это преступление, запрещенное Уголовным кодексом. Просмотренная видеозапись подтверждает только это. Само участие  в шествии – это вопрос статьи 20.2, которую мы еще не рассматривали. Еще раз обращаю внимание, что для 19.3 нужны законные требования полиции, которых не было.

– Я хочу обратить внимание на хронометраж видео, – вступает защитник Передрук. – Суммарно три видеозаписи превышают одну минуту, которая была дана подзащитной, чтобы прекратить участие в мероприятии. Мы видим, что людей с мегафонами вообще не было, полицейские хватают Семенову, у нее нет возможности прекратить участие в шествии: с одной стороны от нее – здание, с другой – оцепление ОМОНа. Она может идти либо вперед, либо назад – против течения. Очевидно, довольно сложно уйти с улицы, идя против толпы. Как именно, по мнению полиции и суда, Семенова должна была прекратить свое участие? Ответов на эти вопросы нет. Известно, что обвинить можно любого невиновного, но изобличить возможно только преступника. И сегодня мы прекрасно видим, как изобличает себя не обвиняемый, а изобличает себя вся система, которая заточена на то, чтобы обвинять людей в совершении правонарушений и оставлять их на несколько суток в тюрьмах за то, что те выходят и мирно предлагают свою повестку.

Судья предлагает высказаться Семеновой.

–Я находилась в том месте, которое зафиксировано на видео, посмотрела налево и увидела, что сотрудник полиции показывает на меня пальцем. Он пошел в мою сторону, я попыталась опустить флаг, чтобы не провоцировать своими действиями сотрудника полиции, и собиралась пойти в метро. Никакого требования от него не прозвучало, и никакой минуты у меня не было, чтобы покинуть мероприятие. Просто подошли двое сотрудников полиции, схватили меня и повели в автобус. Я не понимаю, почему ложь, допущенная в рапортах, была принята районным судьей Терещенко. Спасибо.

– Суд решил постановление суда Калининского районного суда от 6 мая 2018 года оставить без изменения, — объявляет судья.

Участники процесса сразу переходят к апелляции по статье 20.2 КоАП РФ. Судья снова объявляет состав суда и спрашивает, есть ли заявления об отводе. У Передрука нет, Голубок отвечает, что есть.

– При рассмотрении дела об административном правонарушении в отношении Семеновой судья Санкт-Петербургского городского суда занималась сбором доказательств, которые впоследствии ею же использовались для обоснования решения о виновности моей подзащитной. Тем самым

судья Русанова выступила в качестве обвинителя, показала свою пристрастность в отношении Семеновой, желая во что бы то ни стало признать ее виновной.

В связи с этим судья подлежит отводу.

 

– Аа, пожалуйста, защитник Передрук, ваше мнение? – судья.

– Поддерживаю в полном объеме.

– Суд на месте отклонил заявленное ходатайств адвоката Голубка, поскольку нет оснований предполагать личную прямую или косвенную заинтересованность судьи.

Семенова просит десятиминутный перерыв. Говорит, что плохо себя чувствует и хочет пообщаться с защитниками.

– Пожалуйста, – разрешает судья.

 

После перерыва защита заявляет ходатайство о фото- и видеосъемке, судья отказывает. Также отклонено ходатайство о вызове сотрудника полиции в качестве свидетеля.

Судья предлагает высказаться участникам процесса.

– Поддерживаю доводы жалобы, полагаю, что постановление Калининского районного суда подлежит отмене. Во-первых, оно вынесено незаконным составом суда. В отношении статей 19.3 и 20.2 предусмотрена подсудность по месту выявления административного правонарушения. Согласно материалам дела, Семенова задержана у дома 46 по Невскому проспекту. Территория, на которой проходило шествие, подсудна Куйбышевскому районному суду. Рассмотрение в Калининском районном суде было произвольным, у Семеновой не было возможности конфиденциально общаться со своим защитником, не было возможности допросить свидетелей, не было возможности подготовиться к защите. Защита – это не просто физическое участие защитника в судебном процессе, это и достаточное время и возможности для подготовки. Защитники имели 15 минут для ознакомления с делом. Для ознакомления этого достаточно, потому что в деле ничего нет, кроме одинаковых рапортов, но для подготовки защиты – нет. Суд положил в основу дела объяснения, рапорты, составленные сотрудниками полиции. При этом не дал возможности защите допросить этих сотрудников. Когда полиция действует в отношении людей, её сотрудники являются стороной конфликта. Мы хорошо видели на видеозаписи, как полицейские применяют физическую силу и спецсредства в отношении мирных граждан, и, конечно, они заинтересованы в том, чтобы оговорить Семенову, как и других участников мероприятия. Факт привлечения Семеновой к ответственности позволяет им избежать уголовной ответственности, которой они заслуживают. Судебное заседание лишено состязательности, так как отсутствует сторона обвинения, должностное лицо, составившее протокол, нет прокурора, функцию обвинения фактически берет на себя судья Русанова. Судья предъявляет доказательства как фокусы, задает Семеновой вопросы, направленные на выявление противоречий, которых нет в её показаниях.

К существу вопроса. Для 20.2 нужно говорить о нарушении правил участия в публичном мероприятии. Сам факт участия еще не образует состава правонарушения. Много говорится о несогласованности мероприятия, но

граждане не должны просить разрешения у государства, они вправе реализовывать свое право на мирное собрание, а государство должно создать условия для его реализации.

В материалах дела есть письмо из комитета по вопросам законности, из которого следует, что разными группами заявителей подавалось четыре уведомления для согласования шествия, но на все уведомления комитет отказал. Власти сознательно делали так, чтобы мероприятие было несогласованно. И полиция, и суды совершенно неправильно воспринимают отношения граждан и органов власти, будто это школьники, которые у учителя отпрашиваются с занятий, а он может разрешить или нет. Ни из одного материала не следует, что подзащитная кому-либо помешала. И пока она никому не мешает, к ней нельзя применять такие методы, как административный арест. Это фактически приравнивает наказание к уголовной ответственности.

Шествие нужно для выражения несогласия. Участники имеют право кричать «позор», это совершенно легитимное, разрешенное, включенное во все словари слово. Нести флаг имеют право – это же не оружие. Диалог – это то, ради чего существует право на свободу мирных собраний. И не суду Санкт-Петербургскому исключать его из перечня основных конституционных прав.

КоАП не предусматривает массовых задержаний! Он не предназначен для того, чтобы задерживать всех подряд! Именно поэтому территориальная подсудность определена так, как она определена. Мы понимаем, почему была развозка в Калининский район, потому что Куйбышевский не справлялся. Раскидали потому, что задержали несколько сотен человек. То, что мы видим – это конвейер. Все дела одинаковые.

Учитывая вышесказанное, мы просим отменить наказание, прекратить производство по делу либо сократить срок ареста до фактического. Освободить Семенову из спецприемника.

– Защитник Передрук, – приглашает Русанова.

Передрук обращает внимание на справку, предоставленную в материалах дела, и на выводы суда, сделанные на основании этой справки.

– Протокол противоречит незаверенной и никем не подписанной справке ИЦ ГУВД, где указана другая дата задержания и нет свидетельств о вступления ее в законную силу. Калининский районный суд ссылается на сайт городского суда, где сказано, что некая Семенова привлекалась к административной ответственности. На сайте представлена обезличенная копия, по которой неясно, какая именно Семёнова привлекалась к ответственности. Калининский районный суд выступает в роли обвинителя, чем себя и изобличает. В том, что мирные собрания в какой-то момент могут перестать быть мирными, будем виноваты мы все, – завершает свою речь Передрук.

Судья дает слово Семеновой.

Семенова выражает согласие с защитниками и признаёт свое участие в мирном собрании. Судья спрашивает, разъясняли ли ей права. Семенова отвечает отрицательно.

– Почему поставили подпись в протоколе?

– Так сделать мне сказали сотрудники полиции, а я послушала в силу незнания.

– Дальше в протоколе вы попросили о допуске к вам защитников. Так было или вам тоже посоветовали? – спрашивает судья. – Это ваше волеизъявление?

– Да.

– Суд ставит на обсуждение участников процесса вопрос о приобщении к материалам дела решения Санкт-Петербургского городского суда от 5 октября 2017 года.

– Здесь нечего обсуждать, потому что приобщать его незаконно, – возражает Голубок. – Приобщение может быть только по ходатайству лиц, участвующих в деле. Приобщая доказательства по собственной инициативе, суд расписывается в своей пристрастности и неспособности. И зачем нам приобщать эту бумагу, если у нас есть справка? Вы же справкам доверяете.

– Считаю, что у суда не имеется процессуального права для приобщения, – поддерживает коллегу Передрук.

– Суд на месте определил приобщить к материалам дела решение Санкт-Петербургского городского суда от 5 октября 2017 года. Включите видео. (Включают видео) В первом суде рассматривали эти видеозаписи?

– Эти нет, – отвечает Семенова.

– Также в промежутке между городским судом и первой инстанцией эта видеозапись появилась? – иронично спрашивает судья.

– Уважаемый суд, это суду виднее, – не выдерживает защитник Голубок. – Суд контролировал все эти перемещения. Защита видит то, что видит. И мы не заявляли ходатайств о просмотре видеозаписей.

– Я поняла. Это те доказательства, которые есть в деле. Мы их посмотрели. Какие дополнения будут?

– Вот в этой видеозаписи кричат «позор», – говорит Голубок. – Я просто присоединяюсь к этим высказываниям. Позор сотрудникам полиции, которые с помощью спецсредств бьют по лицу участников мирного публичного мероприятия!

– Это в другом месте, сейчас по делу Семеновой, пожалуйста! – перебивает судья.

– Именно по делу Семеновой. Это важно. Единственное доказательство, которое суд видит – это доказательство преступления, совещенное сотрудниками полиции. А суд как бы не видит их. Зачем вы нам показывали сцены насилия?

– Пожалуйста, никакого отношения к делу не имеет, это ваша точка зрения, – говорит судья Русанова. – Суд вам делает замечание…

– Моя точка зрения, – продолжает Голубок. – Позор суду!

– … с занесением в протокол, – судья. – Тем более вы некорректно высказываетесь в отношении суда!

– Абсолютно корректно, – отрицает защитник.

– Совершенно корректное замечание суду, который, во-первых, пристрастен, во-вторых, видя преступление, которое сотрудники полиции совершают, делает вид, что они не касаются дела, вместо того, чтобы отправить сообщение об этом в следственные органы. Суду, который совершенно не анализирует, что происходит, лишь ставит подписи и печати под решениями, которые вынесены в других местах. Позор такому суду.

– Семенова, ваша точка зрения?

– Я полностью согласна с позицией защиты, особенно с позицией Сергея.

– Спасибо. Согласно ст. 30.7 КоАП, суд решил постановление Калининского районного суда от 6 мая 2018 оставить без изменения, жалобу – без удовлетворения. Не забудьте ваши документы.

Отправить

Ваш адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Играть в мониторинг

Волшебники тоже ходят в суды. Узнай, как это происходит.

© 2019-2021 Независимый общественный портал о беспристрастном судебном мониторинге