Независимый общественный портал о беспристрастном судебном мониторинге
×
Календарь заседаний
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1
2
Шишлов: суд не для зрителей, а права не для разъяснения 18:49
Шишлов: суд не для зрителей, а права не для разъяснения
Сен 2 @ 18:49 – 19:49
Шишлов: суд не для зрителей, а права не для разъяснения
О деле: Петроградский районный суд рассматривает дело против Александра Владимировича Шишлова о дискредитации ВС РФ. Александр Шишлов — депутат Законодательного собрания...  
3
4
5
Королев: суд назначает подсудимому штраф 50000 рублей 17:02
Королев: суд назначает подсудимому штраф 50000 рублей
Сен 5 @ 17:02 – 18:02
Королев: суд назначает подсудимому штраф 50000 рублей
О деле: Кирилла Сергеевича Королева обвиняют в применение насилия в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ). Дело...  
Пинчук: обжалование отказа МВД в предоставлении убежища – заседание отложено 18:14
Пинчук: обжалование отказа МВД в предоставлении убежища – заседание отложено
Сен 5 @ 18:14 – 19:14
Пинчук: обжалование отказа МВД в предоставлении убежища – заседание отложено
О деле: Яну Витальевну Пинчук обвиняют в преступлениях на территории Республики Беларусь за участие в telegram-каналах. Просит убежища в РФ....  
Обвинение журналистов “Росдержавы”: суд уже восемь заседаний не может начать рассматривать дело по существу 19:14
Обвинение журналистов “Росдержавы”: суд уже восемь заседаний не может начать рассматривать дело по существу
Сен 5 @ 19:14 – 20:14
Обвинение журналистов “Росдержавы”: суд уже восемь заседаний не может начать рассматривать дело по существу
О деле: Александра Борисовича Дорогова, Яна Николаевича Кателевского – журналистов – обвиняют в требовании денежных средств в особо крупном размере...  
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

Дацик: прения

Дело Дацика подходит к концу. Судебное следствие закрыто, начались прения. Потерпевший и государственный прокурор призывают суд назначить Дацику 5 лет лишения свободы. Сторона защиты говорит о недоказанности кражи и нанесения побоев потерпевшим, ссылаясь на противоречия в показаниях потерпевших.

 

1.

Заседание началось с 40-минутной задержкой.

Судья, открыв заседание, предложил высказаться в прениях стороне потерпевших.

Ольга Кривонос, адвокат потерпевшей:

– Уважаемый суд, уважаемые участники процесса, преступление, в котором обвиняется Дацик, обладает повышенной общественной опасностью с учётом тех обстоятельств, при которых они были совершены. Так называемые рейды по выявлению салонов интим услуг носили публичный характер. «Главный разбойник», как называет себя подсудимый и отряды его сторонников, вопреки общечеловеческим ценностям, формировали общественное мнение о норме преступного поведения в отношении уязвимых женщин. Дацик буквально испытывал публичный триумф от безнаказанности, повышая тем самым градус агрессии в обществе. Собрав сторонников в спортивном зале, вооружившись ненавистью и металлическим прутом, он посягнул не только на право собственности потерпевшей, но и на право личной жизни, их честь и достоинство. Коварство защитной позиции Дацика заключается и в том, что преступления свершались под прикрытием, так называемой, «правозащитной деятельности» по выявлению притонов. Вопреки доводам подсудимого, его защитников, потерпевшие не просили их спасать и тем более грабить. Полагая, что действует под покровительством неких влиятельных персон, намерено искажая реальность, Дацик оправдывает свои преступления перед публикой. Добавлю, что борьба с проституцией в действительности – это борьба с женщинами, у которых легко отнять принадлежащее. Подсудимый не высказал ни раскаяния, ни сожаления в содеянном. Он верит в собственную непогрешимость, слова сочувствия ему незнакомы. Поэтому я согласна с выводом государственного обвинителя о назначении наказания в виде 5 лет лишения свободы.

Во время речи Кривонос некоторые слушатели (особенно мать подсудимого) в полголоса комментируют услышанное, Дацик периодически хихикает. Председательствующий говорит слушателям, что вести видеосъемку может только пресса, и передает слово Мангелеву.

Мангелев, адвокат потерпевших:

– Считаю необходимым учесть отягчающий мотив, рецидив, отрицание подсудимым общественной опасности своих действий, а также его отношение к содеянному и к потерпевшим.

Защитник Жуков:

– В судебном следствии установлено отсутствие умысла, позиция одной из потерпевших (что она проживала в отеле) опровергнута в процессе, потерпевшая Н. подтвердила, что является проституткой, относительно хищения денежных средств – сам факт преступления отсутствует, это подтверждается потерей органами видеозаписи с камеры, которая «смотрела» на сейф, из которого якобы были похищены деньги. Полицейский, просматривавший данную видеозапись, в суде сказал, что не видел на записи, как Дацик входил в кухню. Кроме того, никто из свидетелей не сказал, что Дацик требовал передать ему ключи от сейфа, и обращаю внимание, что в сейфе хранилась «касса борделя», а не личные средства потерпевшей. Уголовное преследование Дацика носит исключительно обвинительный характер, что незаконно и прямо запрещено Конституцией РФ. Позицию прокурора считаем нелепой, противоречащей материалам дела и установленным в процессе обстоятельствам. Фактически пытается инициировать преступление в отношении Вячеслава Дацика, склоняет суд к совершению преступления, предусмотренное статье 305 УК, а именно – вынесение незаконного решения.

Дацику не было предоставлено право поставить вопросы перед экспертами, проводившими психиатрическую экспертизу, поэтому мы просим «выйти из прений» и рассмотреть ходатайство о назначении дополнительной экспертизы.

Слово предоставляется Федоркову.

– Виновность Дацика в хищении более чем 54 тысяч рублей якобы подтверждается показаниями потерпевших, протоколом осмотра места происшествия и детализацией телефонных переговоров. Однако все, кроме Р., говорили, что Дацик не требовал передать ему их имущество, ничего не забирал, сами потерпевшие ничего не знали о содержимом сейфа, в показаниях, которые давали потерпевшие, можно увидеть причинение только морального вреда. Потерпевшая В. показала, что видела, как седовласый мужчина взял ключи и открыл сейф, при этом она не слышала, с какой целью просят ключи, и показала, что Дацик не говорил дать ему ключи, также она видела у Дацика в руках нечто похожее на сверток. Показания Р. непоследовательны и противоречивы, она излагала несколько разных версий случившегося. 3-4 раза меняла показания и каждое из них существенно отличалось от других. Свидетель Ч. показал, что видел мужчину, но это был не Дацик. Свидетель М. показал, что Дацик в кухню не заходил. Свидетель Мр. показал, что не слышал требование о передаче ключей, Дацик в кухню не заходил. Свидетель И. показал, что при осмотре места происшествия сейф был заперт, а следов на нем не было обнаружено. Прошу обратить внимание, что если бы у лица был умысел на хищение, оно не совершало бы своих действий публично, как это делал Дацик, и не звонило бы в полицию, предупреждая о своих действиях. Потерпевшие дают показания из мести. Также обращаю внимание, что прокурор нарушает предел предъявленного обвинения, заявляя о совершении преступления по статье 139 части 2 в отношении Г. — она не признана потерпевшей, и у нее не установлены телесные повреждения. Потерпевшая Н. и свидетель М. подтвердили факт существования борделя. Дацик, совершая свои действия, был убежден, что Г. занималась проституцией. Из ее показаний следует, что угрозы применения насилия для проникновения в жилище не было – в показаниях говорится, что Дацик вытащил ее из номера. Личность потерпевшей У. не устанавливалась. Обращаю внимание, что защита просила о проведении очных ставок со всеми потерпевшими, но это не было сделано. Мотив совершения преступления из хулиганских побуждений не подтвержден, так как Дацик не преследовал цель противопоставить себя обществу, а действовал согласно своей позиции «в рамках крайней необходимости» [по предотвращению деятельности борделей]. В высказывании стороны потерпевших говорится о моральном поведении Дацика, однако судят его не за это. И я не могу удержаться от лирического отступления вслед за прокурором: Дацик, вопреки сказанному государственным обвинителем в прениях, не первый, кто действует соответствующими методами, он прямо говорит, что до него, например, были законы Афганистана, по которым гораздо более бесчеловечно расправляются с женщинами. Также я прошу учесть характеристику личности подсудимого, и даже в случае вынесения обвинительного приговора прошу обратить внимание, что обвиняемый нуждается в социальной адаптации. По всем эпизодам прошу оправдать.

Речь Федоркова длилась около получаса, с ее окончанием в 13.10 объявляется 15-минутный перерыв на проветривание.

*

Поддержка Дацика подходила к журналистам и бросали гневные фразы на повышенных тонах.

– Чё ты что защитник говорил не снял?! – угрожающе обратился мужчина с чубом к оператору «Известий».

– Вот, что надо было записывать – что говорил адвокат! А вы что? Позорники! – мать Дацика.

– Чё ходите-то!? – воскликнула одна из женщин.

– Преступники!

Приставы, в это время находящиеся в коридоре, не реагируют на происходящее.

2.

Вячеслав Дацик:

– Прокурор подвергает меня религиозной дискриминации. Я-то думал, меня дискриминируют потому, что я решил разрушить милицейский бизнес, и прокурорский – «крышевание» борделей, игорных аппаратов. У нас всё тихо – никто ни с кем не воюет, бизнес поделен. Дуб и Чубыкин всё крышуют. Но прокурор вспомнил, что я впервые за 2000 лет совершил такое преступление, а именно поднял руку на блудницу. Конечно, хотелось иметь такие лавры, что за 2000 лет совершить какое-то преступление, но пока, к сожалению таких лавров, я не имею. Как минимум треть населения планеты Земля «лиц с пониженной социальной ответственностью» просто выводят на улицу и забивают камнями. Весь восток, начиная от Саудовской Аравии, кончая Афганистаном, Пакистаном, Ираном. В исламе это традиция. Там женщинам даже лиц особо не разрешают показывать, забивают их камнями публично и это норма поведения в обществе. Прокурор, может быть, скажет, что это не у нас, не в России, но вы не найдете проституток в Чечне, Ичкерии. Все свои действия я совершал открыто, привлекая СМИ. Полиции не нравилось то, что я делал, потому что в журналах борделей была указана их зарплата за «крышевание».

Проститутки заражают народ СПИДом, содействуют планам агента ЦРУ Аллена Даллеса по разрушению семейных ценностей граждан России…

… и демографии, т.е. противодействуют целям президента России по улучшению демографического кризиса в стране. Проститутки детей не рожают, и кто будет это государство потом защищать? Естественно, против России, моей земли идет война, подрыв ценностей народа, идёт мультикультуризация и из женщины делают товар. А многие полицейские ударились в коррупцию. Товарищ прокурор же не обращается к иудейским ценностям, говорит «Христос велел нам». Христос кто? Пастырь. У него кто паства? Овцы. Вот и прокурор как баран упирается в ворота.

– Так, Дацик, ближе к теме, пожалуйста, – судья.

Дацик тем не менее углубляется в тему дискриминации его как язычника.

– В своих действиях я, согласен, усматриваю самоуправство.

Мы шли в места, где заражают болезнями, задерживать административных и уголовных правонарушителей. Меня интересовала социальная справедливость… Полиция отказалась задерживать проституток, поэтому мы сами повели их в отдел. А видеозаписи из дела пропали потому, что подтверждают мою версию событий. Ключи, о которых говорят свидетели, якобы от сейфа – это ключи от дверей, которые захлопнулись – мы просили их, чтобы выйти из квартиры, и впоследствии поэтому шли через черный ход. Потерпевшая Р. меняла свои показания 3-4 раза, мы видели на видео, что кошелек, в краже которого меня обвиняют, она несла под грудью, и в отделе полиции никаких претензий она в отношении меня не высказывала. Мы доказали факт заведомо ложного доноса. Следователь Лурье, которая вела мое дело, не ознакомила ни с одной экспертизой, а первый следователь, Лобырь, говорил, что ему «приказали меня закрыть», сейчас он уже ушел из органов и работает адвокатом…Я прошу признать проведенную психиатрическую экспертизу недопустимым доказательством, так как следователь даже не истребовала мою медицинскую карту, в экспертизе нет вопросов о хронической форме заболевания.

– Вячеслав Валерьевич, давайте еще минут 20 — и закругляемся? – довольно мягко просит судья.

– Ну, я постараюсь. На стадии следствия я подавал около полусотни заявлений на потерпевших, мне отказывали в возбуждении дела, не регистрировали заявления в книге КУСП. Обвинительное заключение не соответствует документам и показаниям потерпевших [якобы не соответствует наличие физического, морального вреда и степени вреда в заключении и показаниях].

Дацик стал повторяться и приводить доводы защиты.

– Я раздел администраторшу отеля, чтобы не дискриминировать ее, чтобы она шла наравне со всеми обнаженная. Никого я не бил, да, брал за руки, за волосы. Травмы какие могли быть – царапины при падении. А мне вменяется, что бил. Прошу признать позицию прокурора недопустимой, обязать его принести мне извинения, признаю в своих действиях самоуправство, прошу также учесть аморальный облик потерпевших и мой мотив – восстановление социальной справедливости.

Речь Дацика заканчивается в 14.30.

Судья спрашивает, есть ли у стороны обвинения реплики.

– Нет необходимости проводить дополнительную экспертизу. Все потерпевшие давали показания о наличии угрозы их жизни. Оснований не доверять показаниям Р. нет. Выбивание дверей является недопустимым – Дацик понимал, что врывается в частное пространство. Считаю, подсудимого социально опасным лицом, которое необходимо изолировать от общества, – говорит прокурор.

Представители потерпевших поддерживают позицию обвинителя.

Федорков еще раз обращает внимание на противоречия в показаниях потерпевших и свидетелей. Просит признать факт нарушения при избрании меры пресечения и ее продлении.

– Необходимо исследовать историю болезни. Просим выйти из стадии прений и рассмотреть заявление о недопустимости доказательств, – настаивает защитник.

– Прения завершены. Что такое – выйти из прений? Это называется – возобновление судебного следствия, – разъясняет судья. – Вы вообще с Дациком согласовали свою позицию? Я вас сейчас отстраню от участия.

Подсудимый неожиданно, видимо, для Жукова не разделяет его энтузиазма и не согласен на возобновления следствия. Защитник эмоционально убеждает Дацика «не останавливаться».

–Да ну его! – отмахивается тот. – Уже вынесли частное постановление – достаточно.

– Нет, не достаточно, – настаивает Жуков. – Не надо останавливаться.

– Присядьте, пожалуйста. Думаю, как бы ответить на это помягче… – останавливает их судья. И спустя минуту добавляет: – Ходатайство Жукова не является основанием для возобновления судебного следствия. Новых сведений нет. Судебные прения завершены. 5 минут перерыв – и последнее слово подсудимого.

*

В этот перерыв группа поддержки уже набросилась на наблюдателей. Они так же кружили и по очереди выбрасывали фразы о том, что мы из РОСБАЛТ’а

– РОСБАЛТ меня как-то поддерживал, – неожиданно вступился за нас мужчина с губкой-диктофоном. – С разрешением снимать.

Приставы никак не реагируют на происходящее.

3.

В 14.55 всех пускают в зал, операторам разрешают снимать на видео. Мать Дацика шумит, её пытается успокоить Федорков, судья предупреждает, что удалит ее за нарушение порядка:

– Мама Дацика, ну удалю! Как написала «Фонтанка», я вам каждое заседание угрожаю.

– Конечно! – мать Дацика.

– Вот и удалю, – судья.

Последнее слово подсудимого Дацика:

– Санкт-Петербург – не Амстердам, проституция – это преступление, носящее массовый характер. Против меня фальсифицировали доказательства. Деятельность борделей необходимо пресечь. Прошу суд восстановить социальную справедливость.

Заседание закрывается под непечатные реплики матери Дацика в адрес стороны обвинения. «Вешать вас [имеются в виду адвокаты потерпевших Кривонос и Мангелева] надо!»

Отправить

Ваш адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Играть в мониторинг

Волшебники тоже ходят в суды. Узнай, как это происходит.

© 2019-2021 Независимый общественный портал о беспристрастном судебном мониторинге