Независимый общественный портал о беспристрастном судебном мониторинге
×
Календарь заседаний

Халиевский и Орлов: подсудимый против присутствия каннибалов в заседании

О деле: Павла Павловича Орлова и Юрия Владимировича Халиевского привлекают за изготовление поддельных документов и наркотических веществ в особо крупном размере.

Дело рассматривает Санкт-Петербургский городской суд, судья – Анна Викторовна Беличева.

Секретарь просит паспорт – проверить, не являюсь ли я свидетелем. Пытаюсь показать документ в руках, но молодой человек настаивает и уносит паспорт в зал. 

– Держите, пригласим, – обещает секретарь, возвращая документ. 

Сторона обвинения заходит в зал суда раньше всех, без приглашения секретаря. 

Через полчаса после назначенного времени судья открывает заседание

Халиевский находится в «аквариуме», тогда как Орлов сидит рядом со своим адвокатом.

Судья устанавливает личность Халиевского. Мужчина родом из Донецка, у него нет регистрации и гражданства. Ранее судим. 

Подсудимый утверждает, что расписка о получении обвинительного заключения, которая находится в материалах дела, не его. Документ, по словам Халиевского, был другого формата, с другой датой и подписью.

С распиской Орлова тоже не всё в порядке. В материалах дела неверно указан месяц получения документа. Апрель вместо мая. 

Отвечая на вопрос защитника, Халиевский рассказывает, какими заболеваниями страдает.

Судья объявляет состав суда и спрашивает, есть ли отводы. 

– Халиевский, обращается судья к обвиняемому, – Вы там чем заняты? 

– Слушаю вас, ваша честь, – не сразу отвечает мужчина. 

– Итак? – вопрошает судья. 

– У меня есть ходатайство, – Халиевский. 

– Юрий Владимирович, вы вообще меня слышите? 

– Немного не расслышал, — подсудимый говорит из аквариума. – Тут звукоизоляция такая…

– Прекрасно, я специально для этого говорю в микрофон, – говорит судья. 

– О чём мы сейчас говорили? – спустя паузу спрашивает она. 

– Вы спрашивали, имеются ли отводы, – говорит подсудимый, что, кстати, верно. 

– А перед этим? 

– О моём здоровье справлялись, – Халиевский. 

– Угу, нет, ну, перед тем, как спросить об отводах, я ведь сообщила вам какую-то информацию? 

– Не уловил… – признаётся мужчина. 

– А мне казалось, что я представилась, как судья, рассматривающая данное уголовное дело, сообщила фамилию секретаря, прокуроров, а также ваших адвокатов, – заявляет Беличева. 

– Это я слышал, – подсудимый. – Мне очень приятно, что вы рассматриваете… 

– Взаимно, наверное… – отзывается судья. – Так это… На вопрос-то ответите? Вопрос вы, оказывается, услышали. 

– Нет отвода, – Халиевский. 

– Отлично, Орлов? 

– Нет, – подсудимый Орлов. 

– Если среди присутствующих есть исповедующие в своих гастрономических пристрастиях каннибализм, то пусть признаются – я против, – вдруг заявляет Юрий Халиевский. – Вегетарианцы и плотоядные могут остаться. 

Повисла пауза. 

– Юрий Владимирович, – судья. – Видите ли, кхм, боюсь, что прокуроры даже под пытками не сознаются в этом [сквозь смех], ваши адвокаты тоже. А уж если я Орлова спрошу, боюсь, он тут же откажется давать показания. 

Подсудимый Халиевский в ходатайстве говорит, что П. П. Орлов уже осужден «по этому делу» как заключивший досудебный договор, и он не может быть привлечён в качестве обвиняемого. Халиевский просит прекратить дело на этом основании в отношении Орлова и, следовательно, себя.

<…>

Судья возвращается к стадии заявления ходатайств:

– Во время так называемых оперативно-розыскных мероприятий, в которых <…> Орлова убедили опера принять участие в них, убедили, что я занимаюсь не добычей золота, а наркотиков, – рассказывает подробности Халиевский. 

– А где, стесняюсь спросить, золото добывали? – судья. 

– Ну, хм… – подсудимый. – Из радиодеталей. 

– Ооо, –  протягивает судья. – Угу, много? 

– Много-мало, но… 

– Суть ходатайства? – вдруг возвращается судья к существу вопроса. – Орлов был за это осуждён? За то, что он занимался добычей золота?

– Его убедили, ну… Во-первых, там история с наркотиками, которых у него не было… Какая-то трава, которую, якобы нашли… 

– Она предназначалась для добычи золота? – спрашивает судья. 

– Нет, – подсудимый. – Её нашли не у меня, а у Орлова. 

<…>

Судья объявляет перерыв. 

– А теперь покажите мне, что у вас под курткой! – вдруг обращается ко мне судья. 

– Это диктофон, – отвечаю я. 

Судья привлекает пристава, прокурора, чтоб они посмотрели, нет ли у моего рекордера какой-либо возможности записывать видео. 

– Точно не видео? – никак не может поверить Беличева. 

Я снова показываю аппарат сотруднику суда, верчу рекордер со всех сторон, сотрудник щурится, жмёт плечами и снова успокаивает судью. 

После перерыва.

– Халиевский, скажите пожалуйста, проконсультировались с адвокатом? – спрашивает судья. 

– Да, – отвечает подсудимый. 

– Получили в полном объёме консультацию? – Беличева. 

– Нет, не получил, – Халиевский. 

– Ещё необходимо время? 

– Нет, не надо. 

– Как это не надо, если вы не получили в полном объёме консультацию? 

– Ну, по всей видимости, как квалифицированный юрист не смог найти основания… 

– Переведите, – просит судья. 

– Ну, для отмены, для прекращения уголовного преследования, – подсудимый. 

– Ммм… Светлана Владимировна, может, вы переведёте, я не очень понимаю. Вы оказали консультацию? 

– Да, – отвечает адвокат. – Рассмотрели с Юрим Владимировичем основания для прекращения уголовного дела по уголовно-процессуальному закону. В отношении Халиевского — это отсутствие события преступления, а Орлова — за непричастностью. 

Халиевский повторяет ходатайство. Он просит прекратить дело в отношении него в отсутствие состава преступления, а в отношении Орлова в отсутствии причастности. 

Судья неоднократно просит подсудимого повторить сказанное.

Халиевский просит отменить все обвинения, связанные с наркотиками, и оставить обвинение по ст. 327 УК РФ [Подделка, изготовление или оборот поддельных документов]. 

– Адвокат поддерживает заявленное ходатайство? – спрашивает судья. 

– Да, поддерживаю, – защитник Клепча. 

– Орлов? – обращается судья ко второму фигуранту. 

– По поводу причастия поддерживаю, – отвечает мужчина. – Непричастия, точнее. 

– Причастие, деепричастие… – судья. 

– Непричастности, – подсудимый Орлов. 

– Просите прекратить? – судья.

– Да. 

– И всё? 

– По поводу остального… – задумывается мужчина, потом произносит: – Всё как есть. 

– Что «как есть»?

– Оставить всё, как есть. 

– То есть в отношении вас прекратить в связи с непричастностью, а Халиевский пускай привлекается к уголовной ответственности, правильно? – уточняет председательствующая. 

– Да.  

Адвокат Орлова говорит что-то похожее на речь подзащитного. Речь мужчины неуверенная, невнятная. 

– Кхм, уважаемые прокуроры, – сквозь усмешку обращается судья к гособвинителям.  – Позиция стороны защиты высказана…

– От лица, видимо, плотоядных выступим, – шутит прокурор. 

– Плотоядных? – судья. – Возражения по поводу каннибализма были.

– Да, ну, Халиевский сказал, что все остальные плотоядные, тогда он не против. Тяжело данный факт отрицать – я плотоядный, поэтому позволю себе выступить. То, что происходит, у меня вызывает чувства близкие к изумлению, да, вот. Я не совсем понял, вот, чё кто хочет, да? Ну, э… Халиевский хочет, чтоб Орлова отпустили, да, ну заодно и его, видимо. Его логическая цепочка мне понятна, да. Значит, Орлов хочет, наоборот, чтоб его отпустили, а Халиевский сидел, да. Уважаемый <…> защиты говорит об отсутствии состава, причём ранее ораторы говорили о непричастности. Непричастность — это когда состав есть, но человек непричастен. То есть здесь мне совершенно непонятно. 

Прокурор предлагает сначала изучить материалы дела, а потом решить вопрос с виновностью.

Прокурор Золотухина поддерживает своего коллегу и просит отказать в удовлетворении. 

– Дополнения какие-то будут у участников процесса?

Судья, не дожидаясь ответов участников, отвечает на свой вопрос “нет”, после чего продолжает речь.

– Э… – только и успевает протянуть подсудимый Халиевский уже после ответа судьи.

–  Я вынуждена, даже не удаляясь в совещательную комнату… Да, господин Халиевский, не перебивайте – теперь моя очередь, – продолжает Беличева. –  Я вынуждена полностью согласиться с позицией прокурора, что данное ходатайство действительно полностью противоречит нормам действующего УПК и заявлено не в той стадии и без исследования.<…>

Прокурор оглашает обвинительное заключение. 

Незаконное производство наркотических средств в особо крупном размере вменяется Халиевскому. Он «подыскал» квартиру у Орлова, осведомлённого о преступной деятельности своего товарища, для производства мефедрона (4-метилметкатинон). Орлов согласился содействовать.

Представительница прокуратуры Золотухина перечисляет все необходимые реактивы и химическую посуду. 

Общая масса 3009,75 грамм, что является особо крупным размером. 

Также Халиевского обвиняют в покупке и хранении поддельного паспорта гражданина РФ на имя Михеенко В. А. и Танцура А. Е.

Отправить

Ваш адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Играть в мониторинг

Волшебники тоже ходят в суды. Узнай, как это происходит.

© 2019-2021 Независимый общественный портал о беспристрастном судебном мониторинге