Независимый общественный портал о беспристрастном мониторинге судов
×
Календарь заседаний

28 ходатайств защиты

Когда:
24.10.2019 весь день Europe/Helsinki Часовой пояс
2019-10-24T00:00:00+03:00
2019-10-25T00:00:00+03:00
28 ходатайств защиты

В начале заседания обсуждается ходатайство адвоката Дроздова, заявленное накануне – об исключении из доказательств постановления о назначении молекулярно-генетической экспертизы и проведении новой генетической экспертизы на соответствие профиля Джалилова. Все защитники и подсудимые поддерживают ходатайство, представительница метрополитена оставляет его на усмотрение суда.

– Обвинение полагает, что молекулярно-генетическая экспертиза проведена лицом, обладающим специальными познаниями. По смыслу закона трупы не могут быть признаны вещественным доказательством, есть все-таки морально-этические нормы. Труп должен быть захоронен, родственникам в случае наступления смерти в результате пресечения террористической деятельности останки не выдаются. Джалилов захоронен в установленном законом порядке. Прошу отказать.

– Я не ожидал от гособвинителя таких слов, – к трибуне выходит Дроздов. – Заявление о том, что труп захоронен, не соответствует действительности. Факт смерти Джалилова юридически не установлен. Никакого террористического акта не было. Если человек погиб 3 апреля 2017 года в метро, то он погиб в результате взрыва, причины которого выясняются сейчас в суде. Коренной вопрос следствия – где же человек, жив Джалилов или нет. Образцы для исследования должны быть взяты строго в соответствии с процедурой. Где причинно-следственная связь между останками и двумя образцами крови? Образцы пригодны для выделения ДНК в течение семи суток со времени забора. Откуда и когда взялись исследованные образцы, следствие нам не показывает – это грубейшее нарушение. Эта экспертиза незаконная, она не показывает, находился ли Джалилов в вагоне. У меня есть договоренность с отцом Джалилова на проведение экспертизы. Все очень просто – эти люди сразу узнают, что думать: считать себя преступниками или выйти на свободу. Я прошу очень внимательно отнестись к данному ходатайству.

– Данное ходатайство суд оставил без удовлетворения в полном объеме, так как отсутствуют существенные нарушения при назначении экспертизы. Кроме того останки Джалилова не подпадают под признаки вещественного доказательства. Следующее.

– В материалах дела находится видеофайл с фиксацией событий, связанных с обстоятельствами обнаружения бесхозной сумки. Исходя из материалов уголовного дела в сумке находились предметы, признанные впоследствии вещественными доказательствами, однако отсутствуют доказательства законной фиксации предметов. Единственный документ это справка о работе группы разминирования. Прошу обязать “Метрополитен» предоставить видео фиксации обстоятельств на переходе на “Маяковскую” до закрытия метро. Прошу также вызвать и допросить старшего взрывотехника Максима Анатольевича, получившего у Харитонова пять упаковок предметов для исследования. Согласие Максима Анатольевича предварительно получено. Также вызвать и допросить Харитонова, подписавшего письмо о направлении пяти упаковок объектов исследования.

– В части обязанности предоставить дополнительные материалы следует отказать, – высказывается представительница “Метрополитена”, – Поскольку производились следственные действия. Перечень есть в материалах уголовного дела.

– Я не услышала, какая необходимость относительно обстоятельств обнаружения сумки, – представительница прокуратуры. – Есть соответствующие документы.

– Сошлитесь на материалы дела, – Дроздов. – Я утверждаю, что их нет.

– Суд ходатайство оставил без удовлетворения, поскольку органами предварительного следствия предоставлены документы в связи с осмотром места происшествия.

– 19 июля мной был осмотрен вагон, хранение его производилось с грубым нарушением. Вагон не был опечатан, повреждения удалены, демонтированы окна и двери, потолок и стены не имели следов воздействия взрывных шариков. Нарушения не позволяют определить степень и характер повреждений. Прошу исключить вещественное доказательство вагон как недопустимое. Для объективного рассмотрения ходатайства прошу провести выездное заседание для осмотра. Я обращаю внимание суда, что данное доказательство никогда не осматривалось всеми подсудимыми. – Дроздов передает копии ходатайства через пристава.

– В материалах дела есть постановление о признании и приобщении вещественного доказательства, – представительница “Метрополитена”. – Вагон передан на хранение в депо, адвокатами осматривался вагон, подсудимые знакомились с материалами дела.

– Изучались несколько раз протоколы с приложением соответствующих фотографий, – представительница прокуратуры. – Полагаю, что оснований для удовлетворения нет.

– Суд определил оставить без удовлетворения в полном объеме, так как всем была предоставлена возможность осмотреть вагон. Следующее.

– В связи с тем, что Бастрыкин изъял уголовное дело из производства Следственного комитета Санкт-Петербурга и передал в Главное управление, возникли разные номера дел. Не представляется возможным определить однозначно, к какому делу принадлежит тот или иной процессуальный документ. Прошу запросить Бастрыкина сообщить точное время изъятия уголовного дела из производства СК СПб.

– Все в материалах дела есть, – гособвинительница.

– Суд оставил без удовлетворения как не соответствующее предмету доказывания.

– Ходатайство вполне серьезное. Обвинительное заключение содержит утверждение о неопределенных лицах. В связи с отсутствием какой-либо информации о них прошу вызвать и допросить Мухтарова С. З. и Махбубова Б. Н.

– Мухатров и Махбубов, по мнению следствия, конкретные лица. Все данные личности установлены. Оснований для вызова обвинение не видит.

– Если известны, почему не вызвать? – вопрос Дроздова остался без ответа.

– Суд оставил без удовлетворения, поскольку указанные лица по материалам следствия проживают в Сирии и находятся в розыске.

– Прошу предоставить для ознакомления тома 139-165, а также предоставить мне и моей подзащитной достаточное время для ознакомления. Мне необходим переводчик.

– Каримова, вам на узбекском обвинительное заключение вручалось? – обвинение.

– Там было много ошибок, – отвечает подсудимая.

– Когда спросила переводчика, – добавляет Каримова через переводчика, – Он сказал, тебя эта часть не касается, пропускай. Не было расшифровки статьи обвинения.

– Каримова сейчас подтвердила, что она получила перевод и у нее даже была возможность провести сравнение, – представительница “Метрополитена”.

– Согласна, фактически добавить нечего, – представительница прокуратуры.

– Суд, совещаясь на месте, определил частично удовлетворить ходатайство. Защитнику предоставить тома в помещении 2 Западного окружного суда. В части Каримовой отказать, так как она получила копию обвинительного заключения. Удовлетворение ходатайства приведет к необоснованному затягиванию дела.

– В материалах дела имеется дополнительная экспертиза, которая была назначена 5 апреля. Экспертиза произведена 6 апреля на основании тех образцов, которые процессуально не подтверждены. Ходатайствую об исключении из материалов дела генетической экспертизы как недопустимой.

– Все документы представлены надлежащим образом с понятыми, – обвинение.

– Суд отказывает, так как нарушений не усматривается.

– Для проведения молекулярно-генетической экспертизы отобраны смывы с различных предметов, концевые фрагменты. Перед экспертами поставлены вопросы, могли ли обнаруженные следы быть получены от Джалилова или иного лица…

– Давайте ближе к ходатайству, – торопить председательствующий Дроздова.

– Эксперт делает вывод, что выделенный ДНК принадлежит Джалилову, однако данное заключение не содержит упоминание Джалилова вообще. Исследование направлено только на исследование профиля, но эксперт делает вывод именно о Джалилове.

– В чем суть ходатайства? – председательствующий.

– Исключить данное заключение и постановление. Ни в постановлении, ни в заключении не указано, откуда поступили объекты исследования.

– Не подлежит удовлетворению, поскольку суд нарушений не усмотрел, – “Метро”.

– Эксперт обладает необходимыми знаниями, она могла запросить недостающие документы, если бы в этом была необходимость, – возражает обвинение.

– Суд оставил без удовлетворения, поскольку экспертиза проведена специалистом, а также в заседании эксперт был допрошен.

– Ставлю под сомнение и прошу исключить как неотносимое постановление об оперативно-розыскных мероприятиях выезда на Товарищеский проспект. Действия не были связаны с данным уголовным делом.

– В данном случае поступила оперативная информация, люди стали более бдительны, – возражает против удовлетворения представительница прокуратуры.

– Суд оставил без удовлетворения, основано на вашей субъективной позиции.

– Прошу провести почерковедческую экспертизу подписей эксперта Перевозчикова.

– Мы допрашивали Перевозчикова в условиях, исключающих его процессуальное наблюдение, – возражает представительница прокуратуры.

– Суд оставил ходатайство без удовлетворения.

– У меня последнее ходатайство. 3 апреля канал “Россия24” около 15 часов показал информационный материал, где было сказано, что начались обыски. Ходатайствую запросить видеоролик и сообщить источники сведений о начале обысков, какие и в связи с чем.

– Информация об обысках по данному делу вся есть в материалах, – обвинение.

– Суд оставил ходатайство без удовлетворения, все доказательства находятся здесь, другие источники суд считает неинтересными.

– Сожалею, что неинтересно. Спасибо большое.

– В рамках дополнения судебного следствия будут еще ходатайства?

– Уважаемый суд, у меня ходатайство о признании недопустимым доказательством, – защитница Даржиева, – оптического диска, который изъят с нарушением права на тайну переписки. Также прошу признать недопустимым протокол осмотра.

– Указанная информация получена на основании поручения следователя, которое было на основании судебного решения. Мы оглашали сопроводительное письмо, в котором решение указано в качестве приложения, – гособвинительница.

Суд объявляет 15-минутный перерыв, чтобы дать возможность обвинению огласить указанное решение суда. Спустя полчаса документ оглашен, ходатайство отклонено.

– Был еще довод о признании недопустимым протокола осмотра, – замечает адвокат Костомаров. – Участвующее лицо должно присутствовать.

– Гособвинитель что думает по этому поводу? – спрашивает суд.

– Чтобы Азимов Аброр присутствовал, сначала нужно установить, чей голос…

– Так же нельзя, – возмущается Дроздов, – Запрос по первой части содержит конкретные номера телефонов. Где в постановлении суда или поручении следствия номера? Может, и была информация, что это телефон Аброра…

– Во второй части ходатайство оставлено тоже без удовлетворения. Если и есть нарушения, то несущественные, – отказывает председательствующий.

– Я также продолжу, – защитница Даржиева.

– Только поменьше цитирования нормы права.

– Уж какое имеется, мое право. В материалах дела содержится определение Московского окружного военного суда о назначении комплексной криминалистической судебной экспертизы, производство которой поручено Центру спецтехники ФСБ. Были поставлены вопросы о содержании аудиозаписей: каков смысл разговоров, имеются ли высказывания на планирование и осуществление террористической деятельности и кем они высказаны, если таковые имеются. Экспертам не были предоставлены достаточные материалы, не был исследован протокол исследования предметов, а именно оптический диск. Доказательство является недопустимым и не может быть положено в основу обвинения. Прошу признать экспертизу недопустимой.

– Эксперт может ходатайствовать о дополнительных материалах, – возражает обвинение. – Специалист посчитал достаточными материалы.

– Суд оставил без удовлетворения, поскольку экспертиза проведена экспертом и не вызывает сомнений, – оглашает председательствующий решение.

– У меня ходатайство, связанное с оглашением протокола осмотра вещественного доказательства в виде 12 оптических дисков, – защитница Мартынова. – Оглашению подлежал протокол по 19 дискам, которые были приобщены в качестве вещественного доказательства на основании постановления следователя. Прошу сейчас обвинение огласить протокол основного осмотра 19 дисков с биллингами, которые приобщены в качестве вещественного доказательства 13 апреля 2018 года, том 38.

– Как может защита обращаться к обвинителю? – представительница прокуратуры.

– Можете сами огласить, – замечает председательствующий.

– Я заявляю ходатайство, поскольку в материалах дела нет протокола осмотра 19 дисков и основного протокола, где указано, что следователь вскрывает пакет, откуда они поступили… В материалах такого документа нет, я ходатайствую об исключении 19 дисков как недопустимого доказательства. Не было протокола осмотра – мы не можем говорить, что за диски, откуда поступили, что на них содержится.

– Просим обратить внимание, что это ходатайство о признании недопустимым дополнительного протокола, который основывается на основном, – дополняет Костомаров. – Первоисточник в суде не исследовался.

Суд объявляет перерыв на 10 минут, но возвращается спустя 40.

– Постановлением от 13 апреля диски приобщены к материалам дела, – обвинение.

– Обращаю внимание суда, что это два разных пакета. В число 19 дисков не входят те 12. Нет основного протокола, прошу исключить 19 дисков из числа доказательств.

– Суд оставил без удовлетворения, поскольку все диски были осмотрены.

– Прошу осмотреть в заседании 12 дисков, которые приобщены постановлением следователя 6.10.2017, и 19 дисков, которые приобщены 13.04.2018. При ознакомлении защиты с доказательствами стало известно, что диски соответствуют по количеству, но не по составу. Получается подмена вещественных доказательств.

– Вы осмотр лично производили? Есть несоответствие в номерах дисков?

– И в содержании, мы с коллегами подписывали акт.

– Это очень объемная процедура, вы скажите, в чем конкретно несоответствие.

– Я не могу назвать номер диска, который отсутствует. Могу сказать, какой появился.

– Хорошо, а по обвинению эти данные есть?

– Нет, – защитница Мартынова уже с трудом отвечает на напористые вопросы суда.

– Так он не нужен обвинению, не спорьте. Перечислите недостатки по номерам и мы будем принимать решение, осматривать или нет, как это влияет…

– Нам нужно время, чтобы найти протоколы.

– У меня лично к вам большая просьба, – вмешивается Дроздов. – Порядок заседания определяете только вы. Защитник сейчас вполне спокойно начала, она не может сейчас ответить, ее просьба совершенно элементарная – показать доказательства.

– Мы все вещественные доказательства осмотрели, в том числе и диски, – представительница прокуратуры. – Чтобы повторно заявить, нужны новые обстоятельства. Какие? Если это просто вопрос оценки, то это вопрос для прений.

– Суд оставил без удовлетворения как немотивированное и преждевременное, поскольку защитник не смогла пояснить, в чем заключаются противоречия и как они могут повлиять на установление фактических обстоятельств дела.

– Еще одно ходатайство в связи с этими же дисками. Прошу вызвать и допросить в качестве свидетеля старшего техника Гришина, чтобы узнать, каким образом происходил осмотр вещественных доказательств, а также следователя.

– Еще раз прошу мотивы, – председательствующий.

– Специалист в качестве установочных значений указывает телефоны, – дополняет Орехова. Например, указаны сведения о трех номерах телефонов, которые якобы принадлежат Ортикову. Нигде эти номера не фигурируют.

– Прошу суд учесть, что вызов специалиста нужен в качестве и свидетеля, и специалиста, – добавляет адвокат Дроздов.

– Поясню, – защитница Мартынова, – Необходимо узнать, как связь между телефонами могла быть установлена, если они были выключены.

– Осмотр диска производился с помощью специальной программы, – возражает обвинение. Защита хочет спросить, как техника работает? Там в протоколе написано.

– Суд оставил без удовлетворения как немотивированное и не конкретизированное.

– Прошу признать обыск жилища Аброра Азимова недопустимым и исключить из числа доказательств, – защитница Канцерова. – При проведении обыска были нарушены требования его проведения. Из протокола следует, что двери не взламывались, а Ортиков показал, что к нему в комнату вломились, свидетель также подтвердил это в суде. Ортикову не объяснили порядок обыска, следователь не внес Ортикова в протокол, не было адвоката и переводчика. В протоколе должны быть указаны технические средства, которые использовались при проведении обыска. Указаны только электронные весы и фотоаппарат следователя, но не указана марка техники. Понятой Алексей говорил, что не видел фототаблицы, указанной в протоколе. Следователь не мог ее на месте изготовить. Прошу исключить из числа доказательств и все следственные действия признать недопустимыми.

– Суд, совещаясь на месте, оставил ходатайство без удовлетворения, поскольку отсутствуют основания для признания незаконным обыска.

– Ходатайство об отложении, – адвокат Кузнецов. – Вчера суд удовлетворил мое ходатайство о предоставлении возможности ознакомиться с материалами тома 38. В настоящее время эти материалы находятся в Москве. Если я сейчас без отложения буду использовать свое право, мое отсутствие повлечет нарушение моего права как адвоката присутствовать в заседании, а также права моего подзащитного на защиту. Я еще хотел добавить, что если суд откажет, я буду считать это нарушением Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1948 года.

Суд ходатайство удовлетворил, препятствий нет. Не спорьте, выступили – молчите.

– Заседания не каждый день проходят, но в принципе я не возражаю, – обвинение.

– Суд оставил без удовлетворения, поскольку участвует в деле профессиональный защитник с самого начала, а ваше участие тормозит дело.

– Каримова и я просим реализовать право на ознакомление с вещественным доказательством, которое значится как “Теле2”, – адвокат Дроздов.

– Это такой белый телефон, даже я его помню, – обвинение.

– Извините, пожалуйста, не было его во время осмотра, – Шохиста Каримова.

– Надо протокол посмотреть, по-моему, все доказательства были представлены.

– Оставлено без удовлетворения, поскольку повторного осмотра не требуется.

– Я высказываю несогласие с тем, что все доказательства осмотрены. СВУ и компоненты гранаты никто не видел. Я ходатайствую об осмотре и предъявлении вещественных доказательств, которые являются основанием для обвинения.

– Возражаю, аналогичное ходатайство рассматривалось, – “Метрополитен”.

– Был протокол, защитнику предоставлена возможность осмотреть, – обвинение.

– Суд определил отказать в ходатайстве как повторном. С теми доказательствами, которые представляют опасность, защита не может ознакомиться.

– Чтобы взять под контроль материалы предварительного следствия, прошу приобщить труп и останки Джалилова. – заявляет следующее ходатайство Дроздов.

– Погребение поручено “Бюро судмедэкспертизы”, составлен акт, – обвинение.

– Данный документ является копией, самого постановления нет. 20.04.2017 гражданин России Джалилов был лишен российского гражданства по решению Смольнинского суда. Существует ли какой-либо документ о смерти? Я категорически возражаю против оценки данного документа, представленного прокуратурой.

– Суд определил ходатайство отклонить, а постановление о погребении приобщить.

– 28-30 октября мы выедем в Москву для ознакомления с материалами, – защитница Разносчикова. – Просим назначить следующее заседание не ранее 31 октября.

– Ознакомление нужно для подготовки к прениям?

– Нет, там содержится перевод обвинительного заключения на узбекском языке. 

– Я не против ознакомления, но на последней стадии это издевательство, злоупотребление правом, надлежащая мотивировка отсутствует, – обвинение.

– Суд определил оставить без удовлетворения как затягивающее процесс.

– Вы мое ходатайство удовлетворили, а время не предоставляете.

Подсудимые говорят, что у них есть ходатайства.

– О признании недопустимым доказательством протокола осмотра предметов, диска с записью разговоров, – обвиняемый Аброр Азимов.

– В удовлетворении отказать как повторном по ранее указанным мотивам.

– Просим выдать протоколы заседания с 17 сентября.

– Суд определил удовлетворить и выдать копии протоколов.

– Прошу суд определить, какое у меня гражданство…

– В материалах дела нет данных, что вы лишены гражданства.

– Прошу вызвать переводчицу Горяеву, – Махамадюсуп Эрматов. – Хочу пояснить, что были нарушены мои права, мне угрожали, она видела, в каком состоянии я был.

– А кто заявил ходатайство? – переспрашивает представительница прокуратуры.

– А вы где находитесь? Прошу внимательней.

– Не считаю возможным удовлетворить, – высказывается гособвинительница.

– Суд определил отказать. Горяева участвовала в качестве переводчика. Все ваши доводы относительно насилия нашли отражение в других материалах.

– Прошу ознакомить меня с дисками, в чем меня обвиняют…

– Вам был установлен определенный срок, поскольку вы его затягивали.

– К нам приходили 1-2 раза в месяц на час, мы ознакамливались без адвокатов, – дополняет Ибрагимжон Эрматов. – А материалы дела приносили другие следователи.

– Они выходят на приговор, не зная, в чем их обвиняют, – адвокат Дроздов.

– Суд ограничил на основании закона, постановление суда вступило в законную силу, это судебное решение. Они понимают, в чем их обвиняют, о чем свидетельствует их активная позиция в судебных заседаниях, – гособвинительница.

– Суд оставил без удовлетворения, данные действия направлены на затягивание.

– У меня есть замечания на протокол заседания.

– Через администрацию СИЗО подавайте, лучше общие.

– Чтобы нам предоставили копии протокола.

– Суд удовлетворил.

– 11 сентября обвинение приобщило постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по жалобе о пытках и незаконном похищении моего подзащитного, – защитница Мартынова. – Через СИЗО мой подзащитный подал жалобу на это постановление, но у него нет отметки СИЗО. Он просит отложить заседание, чтобы успеть предоставить документ, иначе считается, что подавший жалобу признает отказ.

– Не связано с нашим делом. Мы ему верим. Суд следствие объявил законченным.

Обвинение просит время для подготовки к прениям до понедельника.

Отправить

Ваш адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

© 2017 Независимый общественный портал о беспристрастном судебном мониторинге