Независимый общественный портал о беспристрастном мониторинге судов
×
Календарь заседаний

Дело о теракте. 25 июля

Когда:
25.07.2019 весь день Europe/Helsinki Часовой пояс
2019-07-25T00:00:00+03:00
2019-07-26T00:00:00+03:00
Дело о теракте. 25 июля

Отсутствует адвокат Шохисты Каримовой Дроздов – обвиняемая не возражает против рассмотрения дела в его отсутствие. Обвинение оглашает материалы дела:

– Заключение Института криминалистики ФСБ по обнаруженному и изъятому у Ортикова паспорту Примкулова. Имеются признаки изменения – в паспорте заменено фотоизображение владельца, признаков полной подделки нет.

– Заключение по объектам, изъятым у Ортикова и Каримовой: сигнальный пистолет, тротиловые шашки, две гранаты, два запала, электродетонатор, сыпучее вещество коричневого цвета на основе аммиачной селитры, радиотехническое устройство. Обнаружены биологические следы Ортикова, Каримовой и неизвестного лица.

– Заключение Института криминалистики ФСБ по предметам, изъятым у Азимовых Аброра и Акрама. Биологические следы на пистолете Макарова – от Азимова Аброра, на гранате РГД-5 – от Азимова Акрама.

Защитница Канцерова спрашивает своего доверителя:

– Азимов, это ваш пистолет?

– Нет, мне подкинули при задержании оперативники.

– Опознать сможете их?

– Нет. Когда я в наручниках сидел, они мне мазали по рукам, чтобы следы остались.

– Азимов Акрам, скажите, граната ваша? – адвокат Костомаров.

– Нет. После моего фактического задержания 22 апреля меня держали в подвале, где пытали. Вывезли и по дороге пересадили в легковую машину, на пояс надели кошелек и документы положили в карман, напомнили инструктаж, чтобы не дергался, и посадили на остановку, где через пару минут меня задержали. Я понял, что кошелек – это оружие. Меня посадили в машину, положили в руку гранату…

– А вы видели гранату? Корпус ее был гладкий или реблистый?

– Когда меня обыскивали, я был в шоковом состоянии. Когда открыли, я даже не понял… Корпус был гладкий.

– Заключение комиссии, психолого-психиатрическая экспертиза Джалилова. На момент инкриминируемых ему деяний в состоянии аффекта не находился. Выявлялись высокие интеллектуальные ресурсы, свойственно стремление к самореализации, поверхностная общительность, умение контролировать свои эмоции, скрытность, осторожность в близком межличностном общении, стремление не раскрывать окружающим внутренние переживания, отвлеченность суждений, подверженность влиянию близкого окружения с пассивным принятием позиции. К моменту 4 апреля 2017 года выраженная трансформация мировоззрения, системы жизненных ценностей и приоритетов, радикальное изменение взглядов. Выявленные индивидуальные психологические особенности не оказали существенного влияния на его поведение. На момент совершения инкриминируемого деяния какими-либо психическими расстройствами сознания не страдал.

– Уточнение, – комментирует защитница Разносчикова. – Я прошу назвать гособвинителя, на основании чего сделано заключение и кто проводил экспертизу.

– Постановление о назначении посмертной психолого-психиатрической экспертизы, – зачитывает представительница прокуратуры, – от 4 октября 2017 года. Старший следователь по особо важным делам поручил проведение экспертизы Психиатрической клинической больнице № 1 имени Алексеева. Перед экспертами поставлены следующие вопросы. Страдал ли Джалилов во время совершения инкриминируемого деяния психическим расстройством? Находился ли он в состоянии аффекта? Каковы индивидуальные психологические особенности? Оказали ли они существенное влияние на его поведение в момент инкриминируемого деяния?

– Что было представлено на экспертизу? – Разносчикова.

– Так, вы хотите на что-то внимание обратить, адвокат Разносчикова? – прерывает вопрос суд. – Вы можете потом вернуться к оглашенным материалам.

– Я хочу обратить внимание на то, что 4 октября 2017 года Джалилова уже не было в живых. На основании чего эксперты дали такое посмертное заключение?

– На основании материалов уголовного дела.

– На основании всех материалов или отдельных томов?

– Если мы в рамках правового поля остаемся, вы напрямую ко мне не обращайтесь.

Суд оставляет без внимания вопрос защиты, обвинение продолжает читать.

– Заключение комиссии, психолого-психиатрическая амбулаторная экспертиза Махмудова. По результатам психологического анализа, направленной беседы выявлены следующие особенности. Узость кругозора, склонность избегать конфликтных ситуаций, избирательная общительность. Выявленные особенности не оказали существенное влияние на Махмудова в момент совершения инкриминируемого ему деяния. Психическим расстройством не страдал и не страдает. Не обнаружилось признаков какого-либо расстройства, которое помешало бы осознавать последствия своих действий. Сохранились воспоминания о событиях, имеющие юридическое значение. Может совершать самостоятельно действия, направленные на реализацию своих прав и обязанностей. В применении мер принудительного характера не нуждается.

– Махмудов, понятно вам? – спрашивает председательствующий.

– Да.

– Заключение комиссии экспертов, психолого-психиатрическая экспертиза Муидинова. По результатам анализа выявлены следующие особенности. Эгоцентризм, претенциозность, чувство соперничества, значимость собственной позиции, стремление избегать ответственности. Выявленные особенности не оказали существенного влияния на поведение во время совершения инкриминируемого деяния. Не обнаружено признаков какого-либо расстройства. Сохранилась ориентация в окружающем. Может осознавать фактический характер своих действий, совершать действия, направленные на реализацию своих прав и обязанностей, давать показания. В применении мер принудительного характера не нуждается.

– Муидинов, понятно все?

– Да.

– Заключение комиссии экспертов от 28.06.2017, психолого-психиатрическая экспертиза Эргашева. По результатам психологического анализа, материалов уголовного дела, направленной беседы выявлены следующие особенности. Болезненная чувствительность к критике, внешние обвиняющие тенденции, поверхностная общительность, стремление представить себя с лучшей стороны. Выявленные особенности не оказали существенного влияния на поведение во время совершения инкриминируемого деяния. Каким-либо хроническим расстройством, которое лишало бы его возможности осознавать общественный характер и опасность своих действий, не страдал и не страдает. Отсутствие признаков помраченного сознания. Может сознавать фактический характер своих действий, самостоятельно совершать действия, направленные на реализацию своих прав и обязанностей, давать показания. В применении принудительных мер не нуждается.

– Эргашев, согласны?

– Да.

– Заключение комиссии экспертов от 28.06.2017, психолого-психиатрическая экспертиза Хакимова. По результатам психологического анализа, материалов уголовного дела, направленной беседы выявлены следующие особенности. Эгоцентричность, амбициозность, лидерские наклонности, легкость вживания в разные социальные роли, игнорирование правил и общепринятых норм поведения. Выявленные особенности не оказали существенного влияния на поведение во время совершения инкриминируемого деяния. Хакимов каким-либо хроническим расстройством, которое лишало бы его возможности осознавать общественный характер и опасность своих действий и руководить ими, не страдал и не страдает. Не обнаружено признаков психического расстройства, которое мешало бы ему сознавать фактический характер своих действий. Может самостоятельно совершать действия, направленные на реализацию своих прав и обязанностей, давать показания.

– Хакимов, все понятно, согласны со всем?

– Да.

– Заключение комиссии экспертов от 27.06.2017, амбулаторная первичная психолого-психиатрическая экспертиза Махамадюсупа Эрматова. Эгоцентризм, признаки эмоциональной незрелости, склонность к непосредственной реализации внутренний побуждений. Выявленные особенности не оказали существенного влияния на поведение во время совершения инкриминируемого деяния. Комиссия приходит к выводу, что Эрматов каким-либо хроническим расстройством, которое лишало бы его возможности осознавать общественный характер и опасность своих действий и руководить ими, не страдал и не страдает. Не обнаружено признаков психического расстройства, которое лишало бы его способности сознавать фактический характер своих действий. Может понимать характер и значение судопроизводства и давать показания. В применении принудительных мер не нуждается.

– Эрматов, понятно, согласны? Дальше продолжаем.

– Заключение комиссии экспертов, психолого-психиатрическая экспертиза Азимова Акрама. Признаки претенциозности, значимости собственной социальной позиции, желание представить себя с лучшей стороны, уязвимое самолюбие, чувствительность к критике, нетерпимость к недостаткам окружающих лиц, избирательная общительность. Выявленные особенности не оказали существенного влияния на поведение во время совершения инкриминируемого деяния. Азимов Акрам каким-либо хроническим расстройством, которое лишало бы его возможности осознавать общественный характер и опасность своих действий и руководить ими, не страдал и не страдает. Не обнаружено признаков какого-либо временного психического расстройства, которое лишало бы его способности сознавать фактический характер своих действий. Сохранность воспоминаний о событиях, имеющих юридическое значение. Может понимать характер и значение судопроизводства и давать показания.

– Понятно все?

– Да, я находился и нахожусь в здравом уме и…

Дальше с помощью переводчицы обвиняемый добавляет, что не подпадает под влияние, имеет свое мнение и не подвергался вербовке.

– Заключение комиссии экспертов, психолого-психиатрическая экспертиза Каримовой. Признаки демонстративности, легкость вживания в различные социальные роли, стремление показать себя с лучшей стороны, стремление избегать ответственности, эмоциональная холодность в межличностных отношениях. Каримова каким-либо хроническим расстройством, слабоумием или иным заболеванием, которое лишало бы ее возможности осознавать общественный характер и опасность своих действий и руководить ими, не страдала и не страдает. Не обнаружено признаков какого-либо временного психического расстройства, которое лишало бы ее способности сознавать фактический характер своих действий. В настоящее время Каримова обнаруживает кратковременную депрессивную реакцию, сниженный фон настроения, фиксированность на психотравмирующей ситуации, однако указанные нарушения не лишают способности осознавать общественный характер и опасность своих действий.

– Каримова, понятно вам заключение?

– Да, я согласна.

– Заключение комиссии экспертов, психолого-психиатрическая экспертиза Ортикова. Узость кругозора, примитивность суждений, стремление контролировать поведение и проявления эмоций, избирательная общительность с некоторой трудностью установления контактов, неуверенность в себе, склонность к внешней обвиняющей позиции. Ортиков каким-либо хроническим расстройством, слабоумием или иным заболеванием, которое лишало бы его возможности осознавать общественный характер и опасность своих действий и руководить ими, не страдал и не страдает.

– Ортиков, вам понятно заключение экспертов? Согласны?

– Да.

– Заключение комиссии экспертов, психолого-психиатрическая экспертиза Азимова Аброра. Стремление сдерживать эмоциональные проявления, внешнее следование общепринятым правилам и нормам поведения со стремлением показать себя с лучшей стороны. Выявленные особенности не оказали существенного влияния на поведение во время совершения инкриминируемого деяния.

– Азимов, понятно все?

– Да.

– Заключение комиссии экспертов, психолого-психиатрическая экспертиза Мирзаалимова. Признаки эгоцентризма, демонстративности, неумение строить с окружающими бесконфликтные отношения. Каким-либо хроническим расстройством, которое лишало бы его способности осознавать общественный характер и опасность своих действий и руководить ими, не страдала и не страдает.

– Согласны?

– Да.

– Заключение комиссии экспертов, психолого-психиатрическая экспертиза Эрматова Ибрагимжона. Стремление представить себя с благоприятной стороны, повышенная требовательность к окружающим, лидерские наклонности, легкость установления контактов, стремление конструктивно разрешать проблемные обстоятельства. Выявленные особенности Эрматова не оказали существенного влияния на поведение во время совершения инкриминируемого деяния.

– Все? Согласны?

– Да.

– Экспертное заключение Следственного управления, дополнительная молекулярно-генетическая экспертиза по объектам, изъятым на станции “Площадь Восстания”: кошелек с купюрами, контейнер, сумка. Обнаружены смешанные эпителиальные следы от двух и более лиц, одно из которых неизвестно. Для установления принадлежности недостаточная концентрация генетического материала.

– Молекулярно-генетическая судебная экспертиза, проведенная экспертно-криминалистическим отделом Следственного управления: фрагмент фольги, фрагменты нетканого материала. Смешение генетического материала большого количества лиц приводит к невозможности идентификации.

– Экспертиза экспертно-криминалистического отдела Следственного управления. На кошельке, картах обнаружены эпителиальные клетки. ДНК выделить невозможно.

– Дактилоскопическая экспертиза объекта, обнаруженного на “Площади Восстания”: на надонной части сумки обнаружены пригодные для исследования четыре следа.

– Дактилоскопическая экспертиза на предмет установления принадлежности следов рук, обнаруженных в ходе осмотра места происшествия на Товарищеском проспекте. В комнате на мебельной стенке обнаружены пять следова рук, пригодны для исследования два. Эти следы оставлены не фигурантами уголовного дела.

– Судебно-химическая экспертиза изъятого в жилище Азимова Акрама вещества. Каких-либо наркотических, сильнодействующих, ядовитых веществ не обнаружено. Смеси различных растений, основной компонент – никотин.

– Протокол осмотра предметов от 26.04.2017. Изъят диск с абонентскими номерами, ранее исследовался этот телефонный разговор.

– У кого изъят? – спрашивает защитница Канцерова.

– Я уже озвучивала.

– Что за предметы?

– Материалы почитайте. Разговор предполагаемого Джалилова и второго фигуранта.

– Обратите внимание, что переводчик не предупрежден об уголовной ответственности… – комментирует Канцерова нарушения в оформлении протокола.

– У нее есть предусмотренное отдельным документом предупреждение.

– Поэтому в произвольной форме перевод сделан, – добавляет защитница.

Представительница прокуратуры продолжает читать материалы.

– Справка-меморандум о проведении оперативно-розыскных мероприятий на территории Московского региона по установлению связей Джалилова. Установлено, что Азимов Акрам оказывал пособническую помощь по переводу денег, используемых для подготовки террористического акта. 19 апреля 2017 года Азимов задержан. В ходе личного осмотра обнаружена граната, паспорт, заграничный паспорт, сим-карта. Азимов доставлен в СК РФ для проведения дальнейших действий.

– Сопроводительное письмо к справке-меморандуму.

– Справка-меморандум о проведении оперативно-розыскных мероприятий в отношении Азимова Аброра. По настоящее время зарегистрирован во Владимирской области. Оглашается свидетельство о регистрации собственности.

– Справка-меморандум об организации оперативно-розыскных мероприятий в отношении Ортикова и Каримовой. Ортиков пояснил, что познакомился с Азимовым…

Гособвинительница не дочитывает документ до конца и говорит, что его преждевременно исследовать, так как указанные обвиняемые не давали показания.

– Справка-меморандум о результатах оперативно-розыскных мероприятий, в результате которых получены сведения, что возможным заказчиком может быть Абусалом, гражданин Киргизии, этнический куйгур, который совершал уголовные преступления. Сейчас находится в Сирии, осуществляет вербовку через Интернет. Курировал учебный центр подготовки боевиков в Алеппо. Является организатором теракта в посольстве КНР в Бишкеке. В Киргизии в отношении него возбуждено уголовное дело о пособничестве терроризму. Прошел подготовку у Мукабова, который подготовил Джалилова и Кургунова, инструктора по минно-взрывному делу.

– Справка-меморандум в отношении международной террористической организации “Таухид валь-Джихад» (“ТВД”). Задержанные Турдиев и Салиев сообщили, что ими было создано сообщество, в ряды которого завербовано несколько сотен молодых людей. После прохождения подготовки они принимали участие в террористической деятельности. Целью деятельности было склонение государственных органов к созданию шариатского государства. Мухтаров выделил приоритетом совершение терактов в России с целью дестабилизации обстановки внутри страны. Было создано террористическое сообщество, преподносившее идеи уничтожения как благородные цели. Направления деятельности определялись Мухтаровым. Целью являлось также вовлечение в сообщество новых членов, изготовление материалов, облегчающих совершение преступлений. Турдиев и Салиев сообщили, что куратором и духовным наставником был Макубов, известный как Ахмат. Установлено, что “ТВД” использовало не менее трех лагерей в районе Алеппо. Макубов осуществлял подготовку Джалилова. Турдиев принимал с Джалиловым участие в боевых действиях в Сирии. Макубов передал необходимые материалы для изготовления взрывного устройства, которые были использованы Джалиловым. Мухтаров и Макубов причастны к теракту в Бишкеке.

Адвокат Костомаров обращаем внимание на оглашенные документы:

– Справка-меморандум ссылается на показания двух граждан Киргизии, но мы еще не обсуждали возможность допроса этих людей. Кажется, преждевременно оглашать.

– Тут нет ссылок на допросы, – отрицает представительница прокуратуры.

Затем обвинение огласило протокол осмотра диска с видеофайлом, на котором изображены люди в мусульманской одежде, осуществляющие инструктаж боевых действий. Произнесена молитва на арабском языке и содержание разговора.

– А что за арабский язык? – спрашивает Разносчикова.

– Граждане адвокаты, вы материалы дела прочитайте, – гособвинительница.

Уточните, с какого языка сделан перевод, – защитница Канцерова.

– Если у вас есть вопросы, изучите протокол, – отвечает гособвинительница.

– Тихо, – прерывает председательствующий.

– Один из принципов уголовного судопроизводства это непосредственность перед судом, – комментирует Разносчикова. – Несмотря на предварительное расследование, которое проводилось, у защиты возникают вопросы.

– Вы демонстрируйте тогда записи, – добавляет Канцерова.

– УПК посмотрите, – снова отвечает представительница прокуратуры.

– Обвинение представляет сейчас материалы, – комментирует председательствующий, – Захотите посмотреть, ознакомитесь. Много рассуждаем.

Обвинение оглашает содержание следующего файла, содержащегося на диске. Речь идет о подготовке к джихаду, физической и психологической, цитируются стихи Корана.

После оглашения материалов суд сообщает, что накануне принято решение о частичном осмотре вещественных доказательств. Специалисту Ленинградского окружного военного суда предлагается воспроизводить по порядку содержащиеся на диске файлы. Каждый аудиофайл производится не более минуты.

Суд спрашивает Азимова, принадлежит ли ему голос, который слышен на записи. Подсудимый отвечает отрицательно. Всего воспроизведено 9 аудофайлов.

– Есть у защиты ходатайства перед длительным перерывом? – суд.

Переводчики добавляют, что к моменту продолжения процесса они подготовят полный перевод протокола судебного заседания.

Канцерова спрашивает, есть ли возможность у суда предоставить защите переводчика для ознакомления с вещественными доказательствами (аудио и видео).

– Оплаты не будет здесь, – отвечает председательствующий, – Это по вашей инициативе. И протокол заседания мы делаем бесплатно только подсудимым. Следующие рабочие дни: 10, 11, 12, 16, 18, 19, 23, 24, 25, 26 сентября.

– У меня ходатайство, – защитница Мартынова, – допросить экспертов по взрывчатым веществами. Есть вопросы к заключению в 43 томе материалов дела.

Защита и подсудимые поддерживают, представительница потерпевшего не возражает.

– Ходатайство не мотивировано, – высказывается обвинение.

Суд оставляет ходатайство без удовлетворения.

Защитница Разносчикова сообщает, что Муидинов готов давать показания.

– Повторное ходатайство, – заявляет Канцерова, – Поскольку ни один из сотрудников ФСБ и оперативников не ответили на вопросы защиты даже с помощью прокурору. Мой подзащитный Аброр Азимов говорил, что понятых не было, его избивали, это видно на видеосъемке. Прошу вызвать следователей Гуру и Хомякова, так как следователь Жигулин сказал, что не видел Азимова избитым, хотя он раздевался в кабинете следователя, и на камерах это видно.

– Суд уже принимал решение по ходатайству, – возражает обвинение. – Должны быть новые обстоятельства для повторного заявления. В материалах дела не имеется сведений о якобы следах избиения и точках от электрического тока, исследованы медицинские документы. Если у защиты что-то есть, пусть сначала предъявят.

Суд оставляет ходатайство без удовлетворения как повторное.

Также защита просит допросить второго понятого, который не явился на допрос, если невозможно – собственника жилья помещения.

В заключение высказывается Азимов Акрам:

– Я хотел сказать и попросить внести в протокол, что, несмотря на то, что мы услышали всего по несколько секунд, не нужен эксперт, чтобы понять, что голос не принадлежит Азимову Аброру.

Суд объявляет перерыв до 10 сентября.

Отправить

Ваш адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

© 2017 Независимый общественный портал о беспристрастном судебном мониторинге