Независимый общественный портал о беспристрастном судебном мониторинге
×
Календарь заседаний

Дело о ликвидации «Международного Мемориала»

О том, что происходило в заседании по делу о ликвидации «Международного Мемориала» 25 ноября, рассказывает наша наблюдательница.

Ранее Евгения отдельно рассказывала о том, как смогла попасть в зал в числе немногих наблюдателей.

СПРАВКА О ДЕЛЕ

Дело о ликвидации «Международного Мемориала» рассматривается по Кодексу административного судопроизводства РФ Судебной коллегией по административным делам ВС РФ.

У административного ответчика – «Международного Мемориала» – много защитников. Помимо председателя правления Яна Рачинского и исполнительного директора Елены Жемковой, «Мемориал» защищают адвокаты Генри Резник, Михаил Бирюков, Мария Эйсмонт, юристы Григорий Вайпан, Анастасия Гарина, Татьяна Глушкова, Тамилла Иманова, Наталья Морозова, Наталия Секретарева.

Сторону административного истца представляет прокуратура.

Заинтересованные лица: Минюст и Роскомнадзор.

НАЧАЛО ЗАСЕДАНИЯ: ХОДАТАЙСТВА «МЕМОРИАЛА»

Заседание начинается с оглашения ходатайств.

Представители «Мемориала» вносят ряд ходатайств: об истребовании материалов дела в полном объеме для исследования и подтверждения добросовестности «Мемориала» в исполнении законов; о привлечении в качестве соответчиков других юридических лиц: французского и чешского отделений Мемориала, о привлечении в качестве заинтересованных лиц исполнительного директора «Мемориала» Жемковой Елены, председателя правления Рачинского Яна и учредителя Черкасова Александра.

Чтобы поддержать ходатайство, адвокат передает уставные документы зарубежных организаций. Судья замечает, что есть установленный порядок подачи документов из иных стран, однако в дальнейшем приобщит документы.

По поводу привлечения заинтересованных лиц судья предлагает пригласить их в зал и участвовать в заседании.

Ян Рачинский присутствует, Елену Жемкову приглашают в зал, так как она ожидает у здания суда.

ПРЕДСТАВИТЕЛИ ГОСУДАРСТВА ПРОТИВ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ХОДАТАЙСТВ «МЕМОРИАЛА»

Судья предлагает представителям государства высказаться по ходатайствам, прокуратура возражает против удовлетворения ходатайств. Минюст также против, так как усматривает в ходатайствах административного ответчика признаки злоупотребления правом и затягивания процесса, по поводу привлечения в качестве соответчиков зарубежных филиалов организации возражает, так как они не зарегистрированы в реестре. Представитель Роскомнадзора возражает, потому что, по его мнению, нет оснований для истребования доказательств, так как представителям «Мемориала» ничего не мешает их предоставить самим.

– Это скрытый способ пересмотра судебных решений, – высказывается представитель Роскомнадзора, поддерживая позицию Минюста и возражая против привлечения филиалов.

Слово берет адвокат Эйсмонт:

– Мы истребуем документы, чтобы показать, что «Международный Мемориал» своевременно и ответственно выполнял предписания закона. Чтобы суд мог дать этому оценку. Именно поэтому мы истребуем дела, где это наглядно видно.

СУД ОТКАЗЫВАЕТ В ХОДАТАЙСТВАХ «МЕМОРИАЛА», ДОПУСТИВ В ЗАЛ ЕЛЕНУ ЖЕМКОВУ

В этот момент в зал проходит Елена Жемкова.

Суд определил ходатайство о исследовании доказательств оставить без удовлетворения, а в ходатайстве об истребовании материалов дел из Тверского суда на данном этапе отказать и вернуться к этому позже. В ходатайстве о привлечении зарубежных филиалов в качестве соответчиков отказать. Их уставные документы приобщить к делу. В удовлетворении ходатайств о привлечении заинтересованных лиц отказать.

ПОЗИЦИЯ ПРОКУРАТУРЫ: «МЕМОРИАЛ» НАРУШАЕТ КОНСТИТУЦИЮ РФ И ОПАСЕН ДЛЯ ДЕТЕЙ

Суд проверяет, получили ли стороны возражения «Международного Мемориала» на иск, и переходит к изложению позиции прокуратуры:

– По многочисленным результатам проверок, «Международный Мемориал» нарушает конституцию. Организация участвовала в политической деятельности путем формирования в обществе определенных политических взглядов. Следовательно, решение о включении организации в реестр иностранных агентов законно. Материал, распространяемый «Мемориалом», должен иметь маркировку, однако это неоднократно нарушалось. На интернет-ресурсах материалы «Мемориала» не имели советующей маркировки. У нас есть штук 20 ссылок [без маркировки]. Иностранным агентом признается российская организация, которая действует в интересах иностранцев. Изложенное дает убедительное доказательство, что деятельность «Мемориала» не ограничивается собственными внутренними нуждами, а затрагивает права и свободы граждан. Ликвидация «Международного Мемориала» необходима для защиты прав других лиц. В том числе [для защиты] права на информацию о причислении к иностранным агентам.

Роскомнадзор принимал решение на основании отсутствия маркировки, так как, пренебрегая ею, «Мемориал» демонстрирует пренебрежение к законодательству об иностранных агентах, нарушая право граждан на информацию. Систематически скрывая, что является иностранным агентом, тем самым «Мемориал» оказывал влияние на общественное мнение. Ликвидация необходима для обеспечения прав граждан на информирование.

Некоторое время немаркированный материал находился в свободном доступе. Действия «Мемориала» несут существенную угрозу правам и свободам граждан, нарушая конвенцию по Правам человека, [организация] опасна в том числе и для безопасности детей. Привлечение к административной ответственности и выплата штрафов не защищают «Мемориал» от прочей ответственности.

Адвокат М. Эйсмонт уточняет у прокурора:

– Является ли «Мемориал» субъектом конвенции по защите прав граждан и [Конвенции] о правах ребенка? Является ли «Мемориал» как общественная организация субъектом этих конвенций? Может ли «Мемориал» их нарушить? Не государство, подписавшее Конвенцию, а правозащитная общественная организация?

Прокурор затрудняется с ответом.

Эйсмонт продолжает:

– От какой информации вы защищаете детей, ликвидируя «Мемориал»?

– В каждом случае индивидуально, – находится прокурор.

– Хотелось бы услышать ответ.

Тут в разговор вмешивается судья:

– Ну, нет у прокурора текста перед глазами.

ПОЗИЦИЯ ПРОКУРАТУРЫ: МАРКИРОВКУ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА НАДО ПОИСКАТЬ

Вступает другой представитель «Мемориала», юрист Григорий Вайпан:

– Истцы сказали, что «материалы систематически не сопровождаются (в настоящем, не в прошедшем времени) маркировкой иностранного агента». Какие именно?

– Ссылки были представлены, – отвечает прокурор. – Маркировка есть, но ее сложно найти. Обычный гражданин не увидит.

– Вы говорите, что данных о принятии мер по устранению нарушения не установлено. Каким образом это устанавливалось?

– Мы пришли к выводу, что маркировку надо поискать, – поясняет прокурор.

– Обращалась ли прокуратура с представлениями о несоответствующей маркировке?

– Требование не выносится отдельно.

– В чем заключается продолжение действий, как указано на странице 10 искового заявления, попадающих под административную ответственность? – продолжает допытываться Вайпан.

– Действия продолжались после штрафов и представлений, после привлечения к ответственности, – поясняет прокурор.

– В чем заключаются в настоящее время эти действия, а не в прошедшем? Значит, они продолжаются на настоящий момент? У вас есть основания говорить о не маркировке того же самого ресурса, по которому «Мемориал» привлекался к ответственности?

– Мы не считаем, что речь должна идти о том же самом ресурсе. Не о конкретном адресе, а о самом нарушении. В этом и есть систематичность.

– Вы признаете, что «Мемориал» ставил маркировку, когда прокуратура указывала на это? – поддерживает позицию Вайпана адвокат Эйсмонт.

– У нас нет таких данных, – отвечает ей прокурор.

– Вы об этом запрашивали материалы? – уточняет суд.

– Да. «Мемориал» ставил маркировку до решения судов только по указанию на необходимость ее, – отвечает суду адвокат Эйсмонт.

– Что нарушено, когда вы упоминаете требования морали, предотвращение беспорядков и охрану здоровья? – спрашивает Эйсмонт.

Прокурор раздумывает, прежде чем дать ответ:

– Организация должна исполнять требования законодательства. Всё изложено в заявлении.

– Претензий по существу материалов нет? Причем тут тогда упоминания морали и здоровья граждан, да еще и детей? – продолжает Эйсмонт.

Объявляется перерыв 5 минут, до 14.00.

ВЫСКАЗЫВАЮТСЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРАВЛЕНИЯ Я. РАЧИНСКИЙ И ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР Е. ЖЕМКОВА

На перерыв все выходят в небольшой вестибюль, общаются, фотографируются, обмениваются впечатлениями. Затем возвращаются в зал, и продолжается заседание.

Право выступить предоставляется исполнительному директору «Мемориала» Жемковой Е.Б. Так как она присутствует не с начала заседания, то объявляют состав суда и разъясняют ее права.

Елена Жемкова излагает свою позицию:

– На моей визитке типографским образом выполнена маркировка «иностранный агент», хотя этого нет в законе, там нет исчерпывающего списка. Прокуратура может предложить разные толкования исполнения закона об иностранных агентах. Но ликвидировать организацию, которая помогала 30 лет восстанавливать память, по техническим причинам нельзя. Прошу суд отказать в иске.

Право ответа предоставлено председателю Правления «Международного Мемориала» Я.З. Рачинскому:

– В иске прокуратуры нет характеристики «Мемориала». Ее создавал А.Д. Сахаров. Прокуратура выступает за защиту прав граждан. Именно этим занимается «Международный Мемориал».

Закон об иностранных агентах написан некачественно. По решению Конституционного суда международная организация не может быть иностранным агентом, но тем не менее это произошло. У истцов нет конкретики, по таким обвинениям ликвидировать старейшую организацию нелепо. Государство само привлекло «Мемориал» к поискам информации по увековечиванию памяти.

Просим приобщить материалы о признании судом значимости деятельности «Мемориала».

– Желательно правовые доводы, – поправляет судья Рачинского.

– Нарушения, в которых обвиняют «Мемориал», – это отсутствие маркировки, – вступает Вайпан. – Она отсутствует на настольной игре, 6 книгах, нескольких буклетах и 9 сайтах. У «Мемориала» 35 сайтов. Только на основном больше 1000 страниц. «Мемориал» издал 17 книг, ведет множество аккаунтов. Те инет-ресурсы, по которым вменяется отсутствие маркировки, – это ничтожная доля всех ресурсов. «Мемориал» находится в публичном, общедоступном реестре иностранных агентов, любое упоминание организации сопровождается упоминанием «ИА».

Как еще можно об этом сообщить? Нарушения не являются ни грубыми, ни неоднократными.

Грубое нарушение – это отрицание фундаментальных принципов демократии, разжигание ненависти, насилия. Это невозможно сопоставить с тем, что вменяется организации.

Истец согласился, что содержание значения не имеет. А важен лишь ярлычок. Например, отсутствие электронного адреса прокуратуры на сайте – тоже нарушение.

Судья просит представителя оставаться в рамках правового поля.

«МЕМОРИАЛ»: К НАМ НЕ БЫЛО ПРЕТЕНЗИЙ 3 ГОДА, МЫ ОПЛАТИЛИ ШТРАФЫ, ПРОМАРКИРОВАЛИ ВСЁ. ЛИКВИДАЦИЯ «МЕМОРИАЛА» НАРУШАЕТ КОНСТИТУЦИОННЫЙ ПРИНЦИП НЕ ОСУЖДАТЬ ЗА ОДНО И ТО ЖЕ ДВАЖДЫ

Вайпан продолжает:

– Конституционный суд указал, что признание иностранным агентом – не указание на угрозу от организации. Правление «Мемориала» вывесило маркировку на своем сайте. На протяжении 3 лет к «Мемориалу» не предъявляли претензий по маркировке соцсетей, youtube-канала и т.д. «Мемориал» полагал, что выполняет все требования. С тех пор, как выяснилось, что это не так, «Мемориал» промаркировал всё.

Истцы подтвердили, что в настоящее время претензий нет.

Истец говорит о 20 делах. Один протокол на организацию, другой – на ее должное лицо, таким образом, речь идет о 10 эпизодах. По восьми истек срок давности, когда организация еще считается нарушителем. Штрафы погашены. Она не является нарушителем. Годичный срок прошел. Меры взыскания не бессрочны. Таким образом, требование о еще одном наказании нарушает Конституцию.

Часть 1 статьи 50 Конституции говорит, что никто не может быть осужден дважды за одно. Административный истец предлагает ликвидировать «Мемориал» по фактам 10 постановлений об административных нарушениях. «Мемориал» заплатил огромные штрафы – новых нарушений нет. Таким образом, «Мемориал» предлагают ликвидировать за то, за что уже вынесено наказание.

Вступает адвокат М. Бирюков:

– Хочу заявить ходатайства, учитывая общественную значимость вопроса, с учетом гарантий государства общественным организациям, прошу приобщить письменные обращения, – адвокат передает толстую пачку письменных обращений, и продолжает, – также прошу приобщить обращения членов Ассоциации независимых депутатов. Петиция [Руки прочь от «Мемориала»!] на change.org набрала более 100 тысяч подписей.

Хочу приобщить доказательства в виде книг, изданных с участием «Мемориала». На них содержится маркировка. По одной из них были выдвинуты претензии на книжной выставке, книга была переиздана с маркировкой. Также мы хотим предоставить дипломы, награды, показывающие значимость и пользу «Мемориала».

– По правовым аргументам есть что-то? – снова спрашивает судья.

– Все аргументы правовые, ибо мы рассматриваем соразмерность исключительной меры наказания, которой является ликвидация организации, – отвечает Эйсмонт. – Прошу допросить свидетелей: академика РАН Васильева, Бунтмана С., Булгакова В.А., Уминского А.А., бывшего уполномоченного по правам человека в России В. Лукина. Они ждут с утра, многие из них очень пожилые люди. Они готовы дать показания о сотрудничестве с «Мемориалом», о том, какую пользу приносит работа организации и как помогает людям.

Далее вопросы задают административные истцы.

Прокурор спрашивает Елену Жемкову, как давно она пользуется такими визитками. Та отвечает, что заказала их, когда закончились предыдущие. Те были промаркированы штампом, которым «Международный Мемориал» помечает все свои материалы.

Прокурор спрашивает, отслеживают ли в организации свои инет-ресурсы.

Жемкова отвечает, что если это именно их ресурсы, то да, конечно.

Несколько раз адвокаты и представители ответчика обращают внимание суда, что ни в законе, ни в пояснениях нет четкого однозначного перечня того, что и как именно закон требует маркировать.

– Например, надо ли маркировать сумки с мерчем? – спрашивает адвокат Эйсмонт.

Судья сразу снимает этот вопрос.

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ МЕМОРИАЛ»: МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИЛИ НЕТ?

Далее представитель Минюста, судья и адвокаты выясняют вопрос о том, является ли «Международный Мемориал» международной организацией.

– Международная организация не может быть иностранным агентом. Это постановление Конституционного суда, – продолжают настаивать адвокаты.

– Замоскворецкий суд разъяснил, что… – начинает представитель Минюста.

– Постановление каких судов может разъяснить постановление Конституционного суда? Конституционный суд – это высший судебный орган РФ. В постановлении КС нет ни слова об этом. Я могу точно процитировать постановление Конституционного суда, – перебивает адвокат.

– Судебным постановлением Замоскворецкого суда было признано, что «Мемориал» не может являться международной организацией, – продолжает представитель Минюста.

– «Мемориал» зарегистрирован как международная организация? – спрашивает судья.

– Да, – отвечает представитель Минюста.

– Как и на каких основаниях? – узнает судья.

– Если есть хоть одно заграничное отделение, то тогда можно регистрировать организацию как международную, – поясняет представитель Минюста.

– Зарегистрирована как международная, но ваша позиция, что она может быть маркирована как иностранный агент, так как организация российская? – подытоживает судья.

– Да. Ее филиалы не содержатся в реестре филиалов. Организация не обращалась с этим, – отвечает представитель Минюста.

– Но вы ее оцениваете как международную, созданную на территории РФ? – продолжает разбираться судья.

– Должны ли структурные подразделения вноситься в реестр? – спрашивает один из адвокатов.

– Нет. Ваше право обратиться с этим. Таких требований нет, – признает представитель Минюста.

– Получается, что наличие подразделений за границей вы не отрицаете? – уточняет адвокат.

– Нет.

У Прокуратуры и Роскомнадзора вопросов к административным ответчикам нет.

Судья отказывает в ходатайстве о допросе свидетелей, так как они не могут ничего сообщить по существу дела, удовлетворяет ходатайство по приобщению к материалам подписей в защиту Мемориала, петиции и материалов по премиям и наградам Мемориала.

Около 15.15 в заседании объявляется перерыв до 14 декабря 10.00.

В зал поднимаются представители прессы. Очень много прессы и просто граждан ждут на улице у выхода из суда.

Отправить

Ваш адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Играть в мониторинг

Волшебники тоже ходят в суды. Узнай, как это происходит.

© 2019-2021 Независимый общественный портал о беспристрастном судебном мониторинге