Независимый общественный портал о беспристрастном судебном мониторинге
×
Календарь заседаний

Опубликование информации из зала суда

Отвечает ли журналист за соответствие изложенных в судебном решении фактов действительности?
Обязан ли журналист исключить публикацию персональных данных?
Вправе ли журналист публиковать полученную в суде конфиденциальную информацию?

    Государственная тайна
    Коммерческая тайна
    Информация о частной жизни
    Профессиональные тайны

Принципы профессиональной этики журналиста

Отвечает ли журналист за соответствие изложенных в судебном решении фактов действительности?

Статья 57 Закона РФ «О средствах массовой информации» освобождает СМИ (журналистов, редакции, главных редакторов, издателей и других) от ответственности за распространение не соответствующих действительности сведений, если они содержатся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб государственных органов.

Теоретически под это определение попадает и использование данных, изложенных в размещенных на сайтах судов решениях. Хотя практика применения этой нормы остается спорной. В частности, часто сами по себе официальные материалы государственных органов, даже если были они опубликованы или распространены иным образом, не признаются «материалами пресс-служб». Ряд юристов считает, использование даже официальных пресс-релизов не снимает с журналистов возложенной на них обязанности проверять распространяемую информацию. Кроме того, есть случаи, когда суды освобождали опубликовавшие официальные материалы издания от взыскания репутационного ущерба, но обязывали опубликовать опровержение (не признавая это ответственностью).

Поэтому для защиты от возможных исков в конфликтных ситуациях редакции или журналисту целесообразно запросить текст судебного решения в пресс-службе суда. Хотя наличия его на сайте может явиться основанием для отказа в удовлетворении такого запроса.

Также есть смысл не расценивать установленные судом обстоятельства и выводы как неопровержимую истину. То есть в материале излагать их со ссылкой на источник, например: «Суд счел доказанным…», «суд установил…», «суд пришел к выводу…» и так далее. В случае предъявления требования об опровержении журналисту нужно будет лишь доказать, что суд действительно такие выводы сделал, даже если они оказались ошибочными. В такой же форме можно упоминать доводы сторон (обвинения, истцов и других) – «Прокуратура утверждала…», «по мнению истца…» и тому подобное.

Еще один вариант защиты от претензий участников – использовать тексты актов, размещенные на сайте «СудебныеРешения.РФ» – он имеет статус информационного агентства, а так же статья 57 Закона РФ «О средствах массовой информации» освобождает журналистов и редакции от ответственности за распространение таких материалов.

Обязан ли журналист исключить публикацию персональных данных?

Очень часто отдельные участники судебных процессов пытаются запретить распространение неприятной для них информации, в том числе о противоправных или иных недобросовестных деяниях. Для этого они требуют от журналистов (СМИ) исключить публикацию их фамилии, ссылаясь на Федеральный закон «О персональных данных» от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ. Они утверждают, что якобы любые сведения о них могут использоваться только с их согласия. В противном случае угрожают миллионными исками, жалобами в Федеральную службу по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) и другими санкциями.

На самом деле подобные требования необоснованны – журналист вправе свободно распространять любые оглашенные в суде данные об участниках дела, в том числе фамилию и имя, место работы, город проживания, возраст и так далее.

Отвечая на претензии граждан и Роскомнадзора, нужно, во-первых, обратить их внимание на само понятие «персональные данные». Федеральный закон «О персональных данных» (статья 2) признает таковыми сведения, прямо или косвенно принадлежащие определенному или определяемому физическому лицу. То есть на основании статьи о «Иване Иванове» читатель может однозначно идентифицировать конкретное лицо, а не его однофамильцев и так далее.

Во-вторых, ошибочно полагать, что персональные данные могут обрабатываться только с согласия самого гражданина (субъекта персональных данных). По Федеральному закону «О персональных данных» (статья 6) такое согласие является лишь одним из 11 возможных законных оснований. В частности, без согласия персональные данные вправе использовать журналисты и средства массовой информации.

Кроме того, согласие не требуется, если соответствующая информация подлежит опубликованию или обязательному раскрытию в соответствии с федеральным законом. Тогда как оглашение в том числе фамилий и иных сведений о сторонах в ходе судебного заседания гарантируется Конституцией России и процессуальным законодательством (ГПК, КАС и УПК). Равно как фамилии сторон гражданског и  административного процесса и подсудимого по уголовным делам не могут исключаться из подлежащих обязательному опубликованию решений (приговоров).

Также можно ссылаться на статью 57 Закона РФ «О средствах массовой информации». Ведь СМИ распространяет сведения, полученные от суда, и не несет за них ответственность.

 

Вправе ли журналист публиковать полученную в суде конфиденциальную информацию?

Формально публикация даже самой секретной информации не может являться нарушением, если средство массовой информации не знало, и не должно было знать о режиме, установленном для соответствующих сведений. Защита такой информации в первую очередь возложена на лиц, которым она доверена – именно они обязаны предупредить разглашение конфиденциальных данных, в том числе в ходе открытого судебного процесса.

СМИ можно обвинить только в целенаправленном разглашении сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну (статья 3 Закона РФ «О средствах массовой информации»). Но даже в этом случае редакция может защититься ссылкой на ту же статью 57 Закона РФ «О средствах массовой информации».

Все виды тайн можно поделить на четыре категории:

  1. Государственная тайна

Решение об отнесение информации к таковой принимают уполномоченные органы, законодательно определен порядок обработки и охраны данных. Разглашение составляющей государственную тайну сведений является уголовно наказуемым преступлением. Поэтому маловероятно, что чиновники обвинят журналиста в намеренной публикации тайной информации, оглашенной в открытом судебном процессе – в таком случае они в первую очередь вынуждены будут указать на совершившего соответствующее преступление государственного служащего.

  1. Коммерческая тайна

Федеральный закон «О коммерческой тайне» предусматривает, что ответственность за незаконное получение таких сведений может наступать только если лицо «умышленно преодолело принятые обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, меры по охране конфиденциальности этой информации» (взламывал компьютер, выкрадывал документы и так далее). Получение журналистом информации в ходе открытого процесса или из судебного решения однозначно является законным способом.

Также надо помнить, что сведения о нарушениях законодательства и фактах привлечения к ответственности не могут быть отнесены к коммерческой тайне. Таким образом однозначно открытыми становятся, например, дела об административных правонарушениях в сфере предпринимательской деятельности.

Кроме того, для защиты коммерческой тайны соответствующая организация обязана на все содержащие конфиденциальную информацию материальные носители (документы) нанести специальный гриф с надписью «Коммерческая тайна», собственным наименованием и местом нахождения (адресом). Обвинить журналиста в разглашении можно будет в том случае, если он действительно видел документ с грифом и намеренно его игнорировал.

  1. Информация о частной жизни

Статья 152.2 Гражданского кодекса РФ относит к информации о частной жизни сведения о происхождении гражданина, месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни.

С одной стороны список является открытым и допускает широкое толкование. Но так же норма прямо предусматривает, что такая информация может свободно распространяться, если она была раскрыта самим гражданином или по его воле. В частности – была оглашена участником судебного разбирательства, содержалась в исковом заявлении и так далее. Даже если сведения придала гласности другая сторона – пассивное отношение самого гражданина, не заявившего ходатайства о проведении закрытого заседания, можно квалифицировать как раскрытие по его воле. Также не являются нарушением распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах. Однако маловероятно, что такие интересы оправдают опубликование адреса места жительства какого-либо участника процесса. Необходимо внимательно оценивать, насколько для понимания публикации читателю необходимо знать адреса и другие персональные данные участников процесса.

  1. Профессиональные тайны

Самая широкая категория, включающая адвокатскую, аудиторскую, банковскую, врачебную, налоговую, страховую и иные виды тайн.

Общий смысл – законодательство не охраняет саму информацию, а лишь запрещает осуществляющим соответствующую деятельность лицам (адвокатам, банкам, медицинским и другим учреждениям, а также их сотрудникам) разглашать конфиденциальные сведения. Поскольку журналисты таковыми субъектами не являются, на них не может быть возложена обязанность хранить в тайне полученные законным путем данные о банковских вкладах, счетах и платежах, сведения о здоровье, неуплаченных налогах, договорах страхования и иные.

 

Принципы профессиональной этики журналиста

  1. Журналист следует презумпции добропорядочности всех лиц, чьи имена и поступки могут стать достоянием гласности, и обязан иметь в виду, что для любых обвинений в отношении того или иного лица или группы лиц, требуются веские аргументы.
  2. Информацию, полученную в суде, можно считать достоверной лишь в том смысле, что она не всегда может быть проверена. Любые сомнения в ее достоверности могут быть выражены в корректной форме, не задевающей чести достоинства источника этой информации.
  3. Презумпция невиновности в юридическом смысле слова не запрещает журналисту проводить собственное расследование или представлять сведения, в том числе свидетельствующие о виновности тех или иных лиц. При этом следует избегать прямых неаргументированных обвинений.
  4. Доводы сторон и решение суда следует излагать четко и взвешенно, чтобы читатель мог самостоятельно оценить позиции сторон. Это не значит, что в материале должны полностью отражаться все доводы, включенные в исковое заявление, отзыв, жалобу и так далее.
  5. Недопустимо выбирать тему и публиковать материал исключительно с целью навредить кому-либо из участников событий.
  6. Необходимо уважать решение суда – оно является законным и объективным до тех пор, пока не установлено или не доказано обратное. Сами по себе возражения заинтересованной стороны не являются доказательствами судебной ошибки. Вместе с тем никто не запрещает журналистам обоснованно обсуждать или критиковать судебные решения (в том числе вступившие в законную силу) и предоставлять такую возможность сторонам.
  7. Не допускается дискриминация граждан в зависимости от их пола, расы, языка, религии, социального и национального происхождения. Вместе с тем рекомендуется упоминать в материале сведения о национальности (вероисповедании) или другие персональные данные участника событий, лишь если это имеет существенное значение для объективности освещения ситуации.
  8. Следует быть максимально аккуратными при распространении сведений, касающихся несовершеннолетних. Рекомендуется также уважительно относиться к людям, которые в силу своего положения являются существенно более слабой стороной. Тогда как в общении с публичными лицами журналист связан минимальными этическими ограничениями – чем выше должностное или имущественное положение конкретного лица, тем жестче термины, в которых может оцениваться его деятельность.

 

Играть в мониторинг

Волшебники тоже ходят в суды. Узнай, как это происходит.

© 2019-2021 Независимый общественный портал о беспристрастном судебном мониторинге